?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
2016 год. Богач № 1
olga1982a
часть первая

Кто помог Леониду Михельсону впервые возглавить список Forbes

Форбс.Михельсон.02
Генеральный директор, председатель правления компании «Новатэк» Леонид Михельсон

У Михельсона есть одна важнейшая способность — он умеет своевременно подбирать нужных партнеров. Пожалуй, самый ценный из них — друг Владимира Путина Геннадий Тимченко

Летом 2005 года инвестбанкиры Павел Малый из UBS и Питер О’Брайан из Morgan Stanley летели через Атлантику. В США им предстояло провести неделю в ходе подготовки IPO независимого российского производителя газа компании «Новатэк».

Садясь в самолет, они знали, что книга заявок на акции «Новатэка» уже переподписана в несколько раз и спрос находится на верхней ценовой границе. Посовещавшись, Малый и О’Брайан прямо в самолете предложили основному владельцу и главе «Новатэка» Леониду Михельсону 1 повысить цену размещения. Тот отказался, так как уже назвал диапазон цен и считал неправильным «суетиться, пытаться выиграть какую-то копейку». Банкиры удивились, ведь речь шла все же не о копейках — бизнесмен пренебрег десятками, если не сотнями миллионов долларов. И уговорам Михельсон не поддался. «Бизнесмен не должен быть жадным», — закончил разговор c инвестбанкирами владелец «Новатэка».

Размещение акций газовой компании прошло по верхней границе диапазона, по итогам IPO капитализация «Новатэка» составила $5,1 млрд. В 2006 году состояние Михельсона достигло $3 млрд (26-е место), а в 2016 году он возглавил список Forbes c состоянием $14,4 млрд.

Михельсон мечтал, чтобы капитализация «Новатэка» была $100 млрд, но не из-за денег и не для того, чтобы продать, а потому что хотел создать большую компанию, рассказывает его знакомый. За прошедшие 10 лет «Новатэк» и Михельсон прошли чуть больше четверти пути к намеченной цели — от небольшого газодобывающего предприятия до компании стоимостью $27 млрд (54% капитализации «Газпрома»).

Очень жесткий, прямой, компетентный, трудоспособный — так описывают Михельсона люди, которые работали с ним в разное время.
«Не разменивается на мелочи, видит главное и готов на серьезные шаги, благодаря этому производит огромное впечатление на людей из ближнего круга», — говорит инвестбанкир, знакомый с Михельсоном. Сам он от интервью для этой статьи отказался.
При всех перечисленных достоинствах Михельсона у него есть еще одна важнейшая способность — он умеет своевременно подбирать нужных партнеров. Пожалуй, самый ценный из них — друг Владимира Путина Геннадий Тимченко.

Михельсон считает, что не все можно измерить деньгами. В его представлении богатство не главное, главное, чтобы он что-то создал, рассказывает его знакомый. В 1990-е годы в России было три независимых производителя газа: «Нортгаз» Фархада Ахмедова, «Итера» Игоря Макарова и «Новатэк» Леонида Михельсона. И только один из них остался в газовом бизнесе, а его владелец возглавил список Forbes. Инвестбанкир, знакомый со всеми тремя бизнесменами, считает, что все дело в целеполагании. Для Фархада Ахмедова цель — роскошь: особняк на Солянке, замок, яхта на Средиземном море, и «Нортгаз» для него был некой ступенькой. Для Макарова — пафос: офис рядом с «Газпромом», участие в важных мероприятиях, большая дружба с предыдущей командой, стоявшей у руля монополии. Но, когда «Газпром» возглавил Алексей Миллер, места для Макарова уже не было.

Цель Михельсона — стройка: он вышел из прорабов и гордится этим.
«Михельсон сам с лопатой в первых рядах — это черта, которая вызывает уважение. Он строитель в широком смысле этого слова. Все время создает что-то, и для него это имеет ценность», — говорит бизнесмен, хорошо знакомый с Михельсоном.

Сын строителя, Леонид Михельсон попал на тюменский север из Самары после института — прорабом на стройку газопровода Уренгой — Челябинск. Вставал в шесть утра и, перед тем как идти на работу (планерка начиналась в семь), за завтраком мог выпить водки — работать ему приходилось с особенным контингентом. В строительное управление, где работал Михельсон, в основном отправляли вчерашних зэков. С ними прораб особо не церемонился, и, когда милиция уводила зэков со стройки за плохое поведение, Михельсон часто слышал в свой адрес: «Мы с тобой еще на зоне встретимся».
Но ему попадались и очень приличные люди. На севере Михельсон научился работать с любым контингентом, рассказывает его знакомый. Водку он с тех пор не пьет, предпочитает вино и даже коллекционирует его. Тюменский север Михельсона по-настоящему зацепил. Там все делалось на пределе возможностей, ему, наверное, это и нравилось, считает его знакомый. И когда Михельсона звали в Самару на стройку метрополитена, назад он уже не хотел, строить газопроводы ему больше нравилось.

В 1984 году 29-летнему Михельсону предложили стать главным инженером треста «Рязаньтрубопроводстрой», хотя сам он мечтал работать у отца, который возглавлял другой трест — «Куйбышевтрубопроводстрой». В 1987 году Виктор Михельсон тяжело заболел. Его сын уволился из «Рязаньтрубопроводстроя» и несколько месяцев был без работы, пытался перейти на работу в «Куйбышевтрубопроводстрой», чтобы заменить отца. Но до этого никому не было дела. Пока отец болел, в трудовом коллективе начались склоки, каждый из его замов хотел занять место начальника треста и каждый занимался предвыборной кампанией, поэтому коллектив распадался на группировки. Леонид Михельсон называл это потом извращенной формой демократии в рамках одного коллектива, рассказывает его знакомый.
Решить проблему с назначением Михельсона-младшего в «Куйбышевтрубопроводстрой» помог знакомый отца из горкома партии. Через несколько дней после того, как сын принял дело отца, 71-летний Виктор Михельсон умер. Спустя несколько месяцев Леонид Михельсон уволил всех потенциальных претендентов на место главы треста. Не потому что боялся, что его подсидят, а из-за того, как они вели себя, когда отец умирал, говорит его знакомый.
Партнер геолога

«Типичный русский олигарх свои активы получил по дешевке, оказавшись в нужное время в нужном месте. Как получил свою компанию Михельсон? Он ее построил, ведь до Михельсона такой компании не было», — говорит инвестбанкир. Когда Михельсона как-то спросили, как появился «Новатэк», он отшутился, что, мол, объединились два нищих — строитель и геолог, рассказывает знакомый Михельсона. Строителем был сам Михельсон, геологом — Иосиф Левинзон. Геологи могли получать лицензии, но у них не было денег для разработки месторождений, а строители могли прокладывать газопроводы и обустраивать месторождения.

Впрочем, в шутке Михельсона про нищих была лишь доля шутки.
На излете советской власти при низких ценах на нефть трест Михельсона был практически банкротом.
В начале 1990-х он вместе с трудовым коллективом приватизировал «Куйбышевтрубопроводстрой» и назвал строительную компанию «Нова», но это был скорее пассив, чем актив: тысячи хороших, но никому не нужных специалистов. Михельсон метался по всей Западной Сибири, где был основной фронт работы, и искал заказы. «Нова» получала подряды на месторождениях в Ямало-Ненецком округе. Денег у заказчиков не было, поэтому за работу они рассчитывались своими акциями. Так у Михельсона появилась небольшая доля (7%) в «Таркосаленефтегазе», дочке «Пурнефтегазгеологии». Незадолго до этого, в 1993 году, Михельсон познакомился со своим будущим партнером — Иосифом Левинзоном, возглавлявшим «Пурнефтегазгеологию». В 1996 году Левинзон стал вице-губернатором Ямало-Ненецкого округа.

Форбс.03

Михельсон всегда злится, когда слышит предположения, что Левинзон, работая во власти, обеспечил его лицензиями. Большинство лицензий «Пурнефтегазгеология» получила до того, как ее партнер поменял работу, а Юрхаровское месторождение (на него сегодня приходится более 60% добычи «Новатэка») компания купила у структур Кахи Бендукидзе, рассказывает его знакомый. По данным Роснедр, к 1994 году, когда структура Михельсона начала скупать акции «Пурнефтегазгеологии», у компании были лицензии на Комсомольское, Западно-Таркосалинское и Восточно-Таркосалинское месторождения, Известинский, Усть-Пурпейский, Ханчейский, Кынско-Часельский участки и еще 21 участок в нескольких районах Ямало-Ненецкого АО. В 2001 году у «Новатэка» уже был контрольный пакет «Пурнефтегазгеологии». «Ведомости» тогда писали, что эта компания владеет информацией о 334 залежах углеводородов, суммарные запасы которых составляют 1,5 млрд т нефти, 150 млн т газоконденсата и 4 трлн куб. м газа.

«Новатэк» поднимал газ из месторождений, которые «Газпрому» были неинтересны, отмечает инвестбанкир. Бывший правительственный чиновник вспоминает, что в начале 1990-х годов «Газпром» добровольно отказывался от газовых месторождений. «Великодержавный» «Газпром» не считал нужным заниматься мелкими месторождениями, а мелкими считались месторождения с запасами менее 500 млрд кубометров газа, подтверждает бывший топ-менеджер монополии. Иногда впоследствии выяснялось, что реальные запасы намного выше. Именно так произошло, например, с Юрхаровским месторождением — главным добывающим активом «Новатэка».

В 1995 году Роскомнедра отказали «Газпрому» в выдаче лицензии на этот газоносный участок. Позже, по данными СМИ, «Пурнефтегазгеология» предлагала эту лицензию «Газпрому», но концерн отказался: извлекаемые запасы Юрхаровского месторождения оценивались всего в 9 млрд кубометров. В 2001 году извлекаемые запасы Юрхаровского (C1 + C2) уже превышали 300 млрд кубометров, а в 2003 году на запуске месторождения в промышленную эксплуатацию Михельсон заявил, что за два года доразведки суммарные запасы газа выросли до 1,3 трлн кубометров (извлекаемые C1 + C2 — около 780 млрд).

Forbes


Posts from This Journal by “список Форбс” Tag

  • Российская экономика

    «Число долларовых миллиардеров в России за последние два года, несмотря на санкции Запада, увеличилось на 29 человек. Это следует из нового…

  • Как стать миллиардером

    история Кирилла Шамалова Состояние 33-летнего Кирилла Шамалова сегодня оценивается в $1,2 млрд. Как молодому человеку из семьи друга Владимира…

  • Cамый молодой российский миллиардер

    Член совета директоров «Сибура» 34-летний Кирилл Шамалов стал самым молодым миллиардером в рейтинге богатейших бизнесменов России по версии Forbes,…