?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
2016 год. Богач № 1
olga1982a
часть вторая

Кто помог Леониду Михельсону впервые возглавить список Forbes

Форбс.Михельсон.01
Генеральный директор, председатель правления компании «Новатэк» Леонид Михельсон

У Михельсона есть одна важнейшая способность — он умеет своевременно подбирать нужных партнеров. Пожалуй, самый ценный из них — друг Владимира Путина Геннадий Тимченко

Могли ли быть у Левинзона данные о реальных запасах месторождений? Геологическая информация — это такая сложная материя, объясняет бывший правительственный чиновник: реальные запасы измерить невозможно до тех пор, пока не выкачаешь весь газ или нефть, поэтому сложно разобраться, где был умысел в занижении запасов, а где просто произошла ошибка. Так или иначе, отмечает бывший топ-менеджер «Газпрома», но на карте газоносности региона можно найти множество мелких и не очень месторождений, которые каким-то образом в свое время были подобраны разными структурами.

Специфика газового бизнеса в России такова, что любое газовое месторождение еще нужно монетизировать, ведь запасы предстоит не только добывать, но и транспортировать, продавать — то есть иметь доступ к единой системе газоснабжения. В нефтяной сфере благодаря реформам трубопроводы были выделены в отдельную структуру — «Транснефть», и доступ к трубе получили десятки компаний. «Газпром» же свою трубу до сих пор охраняет как зеницу ока. И с помощью этого безотказного инструмента монополия имела возможность довести до банкротства любого, кто решился добывать газ в России. Бывший топ-менеджер «Газпрома» считает, что помочь «Новатэку» с доступом к трубе мог губернатор Ямала Юрий Неелов (возглавлял регион с 1994 года в течение 17 лет), заместителем которого был Иосиф Левинзон. Руководитель главной газоносной провинции страны, уверен он, безусловно имел влияние даже на «Газпром», тем более что он входил в совет директоров монополии.

«Я очень удивлен тем, какая трансформация произошла с Михельсоном. Я был уверен, что его сожрут, как и остальных независимых производителей», — рассказывает бывший правительственный чиновник.

После ухода Рема Вяхирева из «Газпрома» команда Алексея Миллера начала возвращать активы, разбежавшиеся при прежнем менеджменте. «Ушла дочка, погуляла и должна вернуться» — фраза заместителя предправления «Газпрома» Александра Ананенкова относилась как раз к этому сюжету. Фархаду Ахмедову в 2005 году пришлось вернуть «Уренгойгазпрому» контрольный пакет компании «Нортгаз», работавшей на Северо-Уренгойском месторождении с запасами более 300 млрд кубометров газа. Игорь Макаров не захотел продавать контрольный пакет «Итеры» «Газпрому». И «Газпром» вытеснил его компанию с рынков сбыта стран СНГ и убил на корню попытку запустить Береговое месторождение, не давая доступа к трубе.
Были проблемы и у «Новатэка». В 1996 году тюменская «дочка» «Газпрома», «Запсибгазпром», получила 20% «Пурнефтегазгеологии» с обязательством привлечь в компанию $51,4 млн. В дальнейшем предполагалось, что «Запсибгазпром» увеличит пакет до контрольного, но получилось наоборот: в ходе нескольких допэмиссий пакет «Запсибгазпрома» был размыт до 4,17%, а структура Михельсона «Новафининвест» получила контроль над предприятием. Новый менеджмент «Газпрома» несколько лет оспаривал допэмиссии и ограничивал доступ «Новатэку» к трубе. «Мы пришли к ним, сказали: зачем же вы применяете ресурс?» — объяснял Михельсон в интервью Forbes в 2005 году. Стороны пошли на мировую: в обмен на ничего уже не стоящую долю в «Пурнефтегазгеологии» «Новатэк» передал «Газпрому» лицензию на Западно-Таркосалинское месторождение с запасами 381 млрд кубометров.Впрочем, проблемы «Новатэка» на этом не закончились. В разгар road show IPO в 2005 году Ямальская прокуратура оспаривала консолидацию активов газовой компании, в ее офисах проходили обыски. Михельсона и руководство компании пытались обвинить в выводе активов в офшоры, отмывании денег и в том, что они теперь все продадут в Лондоне, вспоминает бывший правительственный чиновник. «Параллельно шло уголовное преследование разных бизнесменов, поэтому в «Новатэке» очень боялись, что все это плохо закончится», — рассказывает он. Страхи были напрасными, а с «Газпромом» удалось договориться.

Незадолго до IPO «Новатэк» начал сотрудничать с Газпромбанком (основным владельцем был «Газпром»). Банк купил у «Новатэка» блокпакет «Тамбейнефтегаза», которому принадлежала лицензия на Южно-Тамбейское месторождение с запасами свыше 1,2 трлн кубометров. Еще через год акционером «Новатэка» стал «Газпром», купив 19,39% акций за $2,34 млрд. Именно председатель правления Газпромбанка Андрей Акимов помог Михельсону в 2008 году обрести главного партнера в бизнесе — Геннадия Тимченко 5. «Михельсон — одиночка, но оставаться одному опасно, — вспоминал знакомый банкира. — Ему не нужен был индустриальный партнер, но при этом ему необходимо было выходить из узкого мирка в международный бизнес». Акимов приложил усилия, чтобы партнерство Михельсона и Тимченко состоялось, ведь поначалу они воспринимали друг друга настороженно.

Леонид Михельсон — очень недоверчивый человек, отмечает инвестбанкир. «Зачем Тимченко нужен «Новатэку»? У него есть опыт международных проектов, имя среди западных банкиров и значительный административный и финансовый ресурс, — рассказывает знакомый Акимова. — В общем, подходит всем тем, что в комплексе называется «приемлемостью лица». Тимченко тогда жил в основном за границей, и покупка доли в «Новатэке» была для него нетривиальной сделкой — в России к тому времени уже сложился набор игроков на газовом рынке.

Михельсон до Тимченко и после Тимченко — это два разных человека.

Такую фразу произносили почти все собеседники Forbes. Вот как это запомнил бывший топ-менеджер «Газпрома». До 2008 года Михельсон, будучи уже миллиардером, скромно ходил по кабинетам на Наметкина, 16 (центральный офис «Газпрома») и предлагал идеи, которые никого не интересовали. Михельсон хотел, например, получить долю в компании «Север-энергия» (запасы 1,3 трлн кубометров газа), опцион на контрольный пакет которой был у «Газпрома». Предложение Михельсона в «Газпроме» тогда проигнорировали. Все изменилось в 2008 году, после того как Тимченко стал акционером «Новатэка» с пакетом в 5,07% акций. С тех пор пакет Тимченко увеличился до 23,5%, а Михельсон на переговорах с «Газпромом» сидит за одним столом с Миллером, рассказывает соббеседник Forbes.
С 2008 года «Новатэк» в 2,5 раза увеличил свои запасы. Состоялась и сделка с «Северэнергией»: «Газпром» реализовал свой опцион, а потом продал эту компанию СП «Новатэка» и «Газпром нефти» за $1,8 млрд. «Мало того что «Газпром» продал компанию по затратам, так еще и подписал соглашение о закупке газа с Самбургского месторождения по беспрецедентно высокой цене — 1800 рублей за 1000 кубометров, а в среднем «Газпром» покупал газ у независимых производителей по 800–900 рублей. Абсурд какой-то!» — говорит бывший топ-менеджер «Газпрома».

В 2011-м партнерство Михельсона и Тимченко вышло за пределы «Новатэка». Годом ранее Михельсон выкупил у Газпромбанка крупнейшую нефтехимическую компанию страны, «Сибур», и предложил новое партнерство акционерам «Новатэка» — Тимченко и французской Total. «Я давно присматривался к этой компании, но тогда «Газпром» ее не продавал, — рассказывал Тимченко в интервью Forbes в 2012 году. — Он пришел и сказал: слушай, у нас с тобой так хорошо получается в «Новатэке», может быть, ты захочешь стать партнером еще в одной компании?» Предложение он принял и купил 37,5% «Сибура».
В декабре 2010 года компания «Миракл», подконтрольная Михельсону, купила 50% «Сибура» у Газпромбанка за 75 млрд рублей, взяв кредит в том же Газпромбанке. Почти через год компания Dellawood Holdings (бенефициары Михельсон, Тимченко и менеджеры «Сибура») купила оставшиеся 50% акций. После сделки «Миракл» был присоединен к «Сибур холдингу», а Dellawood стала владельцем 100% «Сибур холдинга». Таким образом, Михельсон получил 57,5% компании, Тимченко — 37,5% и менеджеры — 5%, а долг оказался на балансе «Сибура». Чистый долг «Сибура» на 31 декабря 2010 года составлял 43,3 млрд рублей (0,74 EBITDA), на 31 июня 2015-го — 232,2 млрд рублей (1,82 EBITDA).

В 2014 году Тимченко продал 17% акций «Сибура» Кириллу Шамалову, сыну Николая Шамалова, еще одного хорошего знакомого Путина, сократив свою долю до 15,3%. Кирилла Шамалова СМИ называют зятем президента России.

В декабре 2015 года к ним присоединился еще один партнер — китайская компания Sinopec, которая заплатила за 10% «Сибура» $1,34 млрд. В результате сделки доля самого Михельсона сократилась с 50,2% до 43,2%.
Как акционеры участвуют в жизни компании? Тимченко видят в «Сибуре» совсем редко — только на совете директоров, с приходом Шамалова его роль еще уменьшилась. Михельсон сначала глубоко погружался в дела компании, он хорошо понимал сырьевую часть бизнеса, потому что она пересекается с бизнесом «Новатэка». Но теперь в «Сибуре» у него скорее позиция финансового инвестора, в отличие от «Новатэка», где «он все знает досконально, подробно, детально, лучше, чем большинство его сотрудников».

У Михельсона есть личный самолет, что неудивительно: ведь в воздухе он проводит сотни часов, летает в Японию, в Китай или добирается до Сабетты — вахтового поселка газовиков на Ямале. «Михельсон не может не быть на Сабетте с определенным интервалом. Иначе он перестанет спать», — иронизирует знакомый с ним бизнесмен. Там у «Новатэка», пожалуй, самый большой проект за всю историю компании — строительство завода по сжижению газа для дальнейшего экспорта на азиатские рынки через Северный морской путь. Об этой стройке Михельсон регулярно докладывает президенту Путину. Планируется, что завод заработает в 2017 году, его продукция уже законтрактована.

Бывший правительственный чиновник вспоминает, что идея заняться производством СПГ у Михельсона возникла еще в середине 2000-х годов, до прихода в «Новатэк» Тимченко. Но возможность заняться таким масштабным проектом, как «Ямал СПГ», появилась благодаря Тимченко.

После того как в 2006 году «Новатэк» продал Газпромбанку блокпакет в «Тамбейнефтегазе», владелец контрольного пакета компании Николай Богачев переоформил лицензию на другую компанию — «Ямал СПГ», а потом перепродал ее «Металлоинвесту» Алишера Усманова 3. Тимченко выкупил ее и продал «Новатэку» уже контрольный пакет (51% компании) за $650 млн. Гигантское Южно-Тамбейское месторождение рассматривалось раньше как будущая ресурсная подпитка на случай, если у «Газпрома» сократится добыча на Ямале. Сам Богачев рассказывал Forbes в 2005 году, что возьмется разрабатывать месторождение, только если будет построен завод по сжижению газа и инфраструктура для его вывоза морем. Этим и занялся Михельсон.

Под реализацию этого проекта «Ямал СПГ» получил беспрецедентный пакет льгот. Компания не платит НДС на ввоз оборудования, к ней не применяются требования, касающиеся размера контролируемой задолженности относительно размера собственного капитала, «Ямал СПГ» имеет налоговые и таможенные льготы на добываемый газ. В 2014 году «Новатэк» подпал под санкции США и Евросоюза, но именно тогда компании нужны были деньги на проект. И государство выделило «Ямал СПГ» 150 млрд рублей из Фонда национального благосостояния, а кроме того, оно финансирует строительство порта Сабетта на Ямальском полуострове. В свою очередь, власти Ямало-Ненецкого АО (регион теперь возглавляет Дмитрий Кобылкин, который работал в «Пурнефтегазгеологии») одобрили свой пакет льгот для «Ямал СПГ»: компания освобождена от уплаты налога на имущество на 12 лет, а также будет платить пониженный налог на прибыль в размере 13,5%. Михельсон создает новую нефтегазоносную провинцию с выходом на новые рынки, и такие льготы для «Ямал СПГ» нужно было давать независимо от того, кто это строил, считает знакомый с ним инвестбанкир.

Эта история очень полезна для бизнеса, рассуждает бывший топ-менеджер «Газпрома», потому что «в конце концов она сможет запустить реформу газовой отрасли и разрушить тупик, в котором мы находимся в связи с монополией «Газпрома». В марте 2016 года стало известно, что Леонид Михельсон попросил президента Владимира Путина разрешить «Арктикгазу» (эта компания входит в «Северэнергию») экспортировать трубопроводный газ через «Газпром экспорт». Президент пока думает.

Forbes


Posts from This Journal by “список Форбс” Tag

  • Российская экономика

    «Число долларовых миллиардеров в России за последние два года, несмотря на санкции Запада, увеличилось на 29 человек. Это следует из нового…

  • Как стать миллиардером

    история Кирилла Шамалова Состояние 33-летнего Кирилла Шамалова сегодня оценивается в $1,2 млрд. Как молодому человеку из семьи друга Владимира…

  • Cамый молодой российский миллиардер

    Член совета директоров «Сибура» 34-летний Кирилл Шамалов стал самым молодым миллиардером в рейтинге богатейших бизнесменов России по версии Forbes,…