olga1982a (olga1982a) wrote,
olga1982a
olga1982a

Categories:

Власти совершили большую ошибку

Над Пушкинской площадью подняли глушилку, интернет исчез.
Бесконечные ряды ПАЗиков и городских автобусов стеной закрыли Тверскую. Полиция, ОМОН и Росгвардия законопатили каждый проход к мэрии.
– Попробуем мимо МХАТа в переулки, – предлагаю первому попавшемуся прохожему.
Идём. Все хотят погулять по Тверской. Но из дворов выходы тоже перекрыты: заграждения, возле каждой металлической решётки – два-три сотрудника органов. Не пускают.





Мы шагаем по Москве. За это теперь сажают

По дороге к Пушкинской таксист мне сказал:
– Мы их всех ненавидим.
– Кто мы? – удивился я.
– Водители. Нас в Москве 400 тысяч, все думают, будто нам всё равно. А нам они все вот здесь уже. Менты московские отказались разгонять, так привезли из Владимирской и Нижегородской областей. А я москвич коренной. Мне не наплевать. И нас много таких, мы с Тверской увозить бесплатно будем.
– Кого?!
– Если кто убегать будет. Мы договорились, таксисты. Это наш протест.
– Послушайте… Но большинство ведь таксистов – приезжие. Как вы с ними…
– А мы с ними не общаемся. Нас, славян, много в такси. А эти приезжают, ездят, налоги не платят… Я налоги плачу! А они – нет. Машины здесь арендуют
– у кого? У мэрии. А ЦОДД чьи? А эвакуаторы? Олигархи всё!
В чём-то шофёр, возможно, был наивен. В чём-то ошибался. Но ему уж точно никто не заплатил за его взгляды. На прощание он сказал:
– Я вам позвоню часов в пять.
– ?
– Если вы трубку брать не будете, мы вас искать начнём. Поможем как-нибудь. Я до вас сюда же отвёз Потапенко, его номер тоже записал.
– Спасибо, – говорю.

Над Пушкинской площадью подняли глушилку, интернет исчез.
Бесконечные ряды ПАЗиков и городских автобусов стеной закрыли Тверскую. Полиция, ОМОН и Росгвардия законопатили каждый проход к мэрии.
– Попробуем мимо МХАТа в переулки, – предлагаю первому попавшемуся прохожему.
Идём. Все хотят погулять по Тверской. Но из дворов выходы тоже перекрыты: заграждения, возле каждой металлической решётки – два-три сотрудника органов. Не пускают.
Возвращаемся на бульвар. Встречным объясняю, что дворы – не вариант. Прохожу в полупустой Новопушкинский сквер, прямо за спиной смыкается цепочка омоновцев в тяжёлой экипировке. Теперь и сюда больше никто не зайдёт.

Надо отдать должное, органы работали мастерски. Протестующие постоянно оказывались поделенными на небольшие группы, объединить которые не получалось. В сквере всё смотрелось так, будто ничего интересного и не будет. От силы человек сто просто чего-то ожидало. Становилось понятно: надо идти к мэрии.
Пытаюсь перейти к магазину «Армения», там толпа поосновательнее.
– Проход закрыт.
– Я пресса!
Тогда это ещё работало. Пустили. На углу люди были значительно активнее, скандировались лозунги, толпа напирала на кордон. Вдруг сверху полилась вода. Из окна последнего этажа (квартиры, небось, дорогие там) лощёные парень и девушка чем-то поливали нас, показывали средние пальцы и смеялись. Людская масса заревела, молодым людям предложили спуститься к нам. Головы исчезли, но ярость осталась. Народ двинулся вперёд. Полицейские стали что-то кричать, над головами замелькали дубинки, но толпа пошла. Стали сносить заграждения. Полицейского, который минуту назад глумливо объяснял протестующим, где их место, несколько раз ударили по лицу.

Быстрым шагом идём в сторону мэрии, вдоль стены, чтобы не долбанули дубинкой сзади. Из группы, прорвавшей оцепление, постепенно оставалось всё меньше людей. Миновали группу бойцов, которые в страшной суете натягивали на себя какую-то защиту, более похожую на одежду сапёра.

Возле мэрии не было почти никого. Раз в тридцать секунд из ворот появлялась очередная группа то ОМОНовцев, то росгвардейцев, и убегала куда-то. Из гражданских вокруг были одни журналисты и какие-то невзрачные мужчины лет сорока в одежде смарт-кэжуал, с неизменной сумкой через плечо.

Вскоре от мэрии всех выдавили. Даже телевизионщиков в жилетках с гигантскими камерами.
– Но мы же…
В ответ команда:
– Проходим в сторону Пушкинской площади, не задерживаемся.

Стали отступать. Один парень присел завязать шнурок. Двое росгвардейцев переглянулись и повели парня под руки в автозак. Парень не сопротивлялся.
Медленно идём обратно к Пушкинской площади, за нами шеренга зачищающих, после них остаются только те самые мужчины в неприметной одежде. Доходя до таких прогуливающихся шеренга размыкается, обтекает их и идёт дальше.
Вдоль Тверской стоит бесконечный ряд полицейских, росгвардейцев и омоновцев. Среди них сотрудница – крупная белокурая девушка, рядом – двое сослуживцев, очевидно, увлечённых. Все улыбаются, девушка очаровательно хохочет и описывает потешный момент:

– Сейчас туда гоняли, – кивает в сторону Пушкинской площади, – мы только на подходе, сказали по рации, что будет подкрепление, там услышали и как заверещат: «ой, спасите, они идут, они идууут». Ну, мы там…
(Показывает дубинкой в воздухе метод работы. Общий смех).

Прохожу мимо углового дома, всматриваюсь в окна последнего этажа.
Очень хочется запомнить озорников, ливших что-то на голову. Сейчас их очень напоминают некоторые СМИ. С высоты своей разборчивости и умудрённости иные коллеги в юмористическом ключе рассказывают о глупых подростках, блогерах и наёмных приезжих, устроивших шапито в центре. Над заявляющими о своей искренности они иронизируют:
– За кого ходили? За Соболь с Яшиным? За нацпредателей?
Жаль, невдомёк, что даже подпись, поставленная за кандидата, не означает отданный ему голос. Подпись можно поставить за регистрацию нескольких кандидатов, а проголосовать потом вообще за кого-то другого. Это подпись не за политика и его убеждения, это подпись за политическую конкуренцию, за то, чтобы у каждого, кто идёт на выборы, был стимул реально демонстрировать свою полезность.

Не допустив нескольких кандидатов (в думской массе не повлиявших бы ни на что), власти совершили большую ошибку. Проблема в том, что подписи собрать вполне реально. Это же удалось нескольким кандидатам без политической биографии, спонсоров и партий. Таких (вероятно, не подумавши) зарегистрировали. После этого очень трудно поверить, что опытные оппозиционные политики с колоссальной поддержкой (в том числе информационной) с этим не справились.

Отсюда рассказы о «приезжих». Отсюда «подростки»... Не обязательно быть совершеннолетним коренным москвичом, чтобы схватить за руку неаккуратного шулера.

© Александр Фарсайт «Эхо Москвы»
Tags: арест, выборы, задержание, мэрия, побои, полицейское государство, силовики
Subscribe

Posts from This Journal “полицейское государство” Tag

  • Интернет в России

    Индекс свободы интернета в России впервые упал ниже нуля («Общество защиты интернета»). На это повлияло: создание регистра данных обо всех…

  • Полицейское государство

    Буква «Д» — Дискуссия. Алексей Меринов

  • «Предатели народа!»

    Хабаровск Суббота 10 октября 2020 Площадь Ленина Силовой разгон митингующих. Девяносто второй день протестов. Очередная массовая акция, 14-ая по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments