olga1982a (olga1982a) wrote,
olga1982a
olga1982a

Categories:

Первые уступки протестующим

«Мы не будем дальше вести дела так, как будто ничего не произошло», — заявил накануне президент всех французов, выступая перед нацией. Макрон пообещал соотечественникам повышение зарплаты, снижение налогов, но проигнорировал требования уйти в отставку, выйти из НАТО и запустить процедуру Frexit.


OpenEconomy


«Это гораздо глубже, чем просто Макрон»:
«желтые жилеты» начали побеждать во Франции?
Объявив «чрезвычайное экономическое и социальное положение», Макрон пошел на первые уступки протестующим.


ЗАРПЛАТУ ВЫШЕ, НАЛОГИ НИЖЕ: «РОЖДЕСТВЕНСКИЕ» ПОДАРКИ» ОТ ЭММАНУЭЛЯ МАКРОНА «ЖЕЛТЫМ ЖИЛЕТАМ»

Эммануэль Макрон накануне вечером выступил с заявлением перед нацией. 25-й президент Франции объявил о введении в стране «чрезвычайного экономического и социального положения». Он осудил протесты «желтых жилетов», но основную часть выступления посвятил уступкам недовольным. «Мы ответим на чрезвычайное экономическое и социальное положение сильными мерами: более быстрым снижением налогов, более правильным управлением расходами, а не только их сокращением», — цитирует слова Макрона ТАСС.

Однако вместо кардинальных политических и экономических реформ, на которых настаивает руководство движения «Желтые жилеты», глава государства объявил: «Правительство продолжит трансформацию нашей страны, в пользу которой наш народ проголосовал уже 18 месяцев назад». По словам Макрона, стране требуется «глубокая реформа», которая подразумевает компенсации безработным и достойные пенсии.

В основу этой реформы ляжет повышение минимальной зарплаты в стране с 2019 года на 100 евро в месяц. Макрон также заверил, что «сверхурочные часы не будут облагаться налогом». Отметим, сегодня рабочая неделя во Франции длится 35 часов, а в 2018 году минимальная зарплата в стране составила 1498 евро до уплаты налогов. После обязательных налоговых и социальных отчислений в распоряжении местного работника остается минимум 1160 евро в месяц. Заявление Макрона тут же породило вопросы у рядовых французов, будут ли облагаться налогом эти 100 евро или нет.

Однако президент продолжил раздавать «рождественские» подарки. Все работающие французы получат в конце года необлагаемую налогом премию, а для тех, кто получает меньше 2 тыс. евро в месяц, отменят повышение пенсионного налога, введенное в этом году. Макрон также сообщил, что в ближайшее время собирается встретиться с мэрами городов, чтобы подготовить фундамент для общественного договора. «Мы не будем дальше вести наши дела так, как будто ничего не произошло, — подчеркнул он и добавил — Наша страна сейчас переживает исторический период. Мое служение — для вас. Наше единственное сражение — за Францию».

Макрон также пообещал добиться от представителей крупных корпораций, чтобы те приняли участие в развитии страны, однако конкретных заявлений не последовало. Вместе с тем президент дал понять, что не собирается возвращать так называемый налог на богатство, чего требовали от него протестующие: «Наиболее богатые уезжают, и наша страна ослабевает. Я отменил этот налог, чтобы инвестиции шли в нашу экономику и помогали создавать рабочие места».

В числе главных требований «жилетов» было обозначено также повышение пенсий и зарплат на 40%, законодательный запроет на налоги, превышающие 25% от доходов человека
Громкое заявление президента Франции стало ответом на выдвижение 25 экономических, политических, социальных и геополитических требований, которые «желтые жилеты» адресовали Елисейскому дворцу



FREXIT, ОТСТАВКА МАКРОНА И ВЫХОД ИЗ НАТО: ЧЕГО ТРЕБОВАЛИ «ЖИЛЕТЫ»?

Громкое заявление президента Франции стало ответом на выдвижение 25 экономических, политических, социальных и геополитических требований, которые «желтые жилеты» адресовали Елисейскому дворцу. Пункты самые разнообразные: тут и выход из Евросоюза, НАТО и зоны евро с полным восстановлением суверенитета, и переписывание конституции «в интересах полновластия народа», и прекращение политики грабежа Африки и притока мигрантов. В числе социальных требований — повышение пенсий и зарплат на 40%, законодательный запрет на налоги, превышающие 25% от доходов человека, создание новых рабочих мест, строительство 5 млн единиц доступного жилья, разрушение банковских монополий и прекращение приватизации. В списке также отмена радаров и дорожных камер, которые «бесполезны в предотвращении дорожных происшествий и являются не чем иным, как завуалированным налогом», введение обязательства для производителей техники продлить срок годности до 10 лет, ограничение влияния фармацевтических компаний на систему здравоохранения, запрет ГМО и пестицидов. На бо́льшую часть требований Макрон никак не ответил.

Согласно последним данным правоохранительных органов, общее число задержанных в ходе акций протеста движения «желтых жилетов» с середины ноября превысило 4,5 тыс. человек. Из этого числа 4099 человек находятся под стражей за «заговор с целью совершения насилия» и «подстрекательство к совершению преступления».

«КАК ВСЕ ЭТО БУДЕТ ФИНАНСИРОВАТЬСЯ? ИЗ НАЛОГОВ!»
Французская пресса ответила на заявление Макрона преимущественно скептически. Одно из центральных ежедневных изданий, Le Figaro, посвятило ему первополосный материал, в котором охарактеризовало выступление президента как неубедительное. В качестве доказательства «негибкости» президента приводится утверждение, что в «мерах», анонсированных 25-м президентом Франции, ничего не сказано про налог на имущество. Это значит, Макрон «остается президентом богатых и сохраняет свою политическую стратегию», передает издание слова одного из лидеров «желтых жилетов» Бенджамина Коши.

«ПРЕДСТАВИТЬ, ЧТО СРЕДИ ПРОТЕСТУЮЩИХ ЕСТЬ АГЕНТЫ ЦРУ, МНЕ ТРУДНО»
По просьбе «БИЗНЕС Online», эксперты выразили свое отношение к происходящим во Франции событиям.

Тимофей Бордач — директор центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ, директор исследовательских программ совета по внешней и оборонной политике, заместитель главного редактора журнала «Россия в глобальной политике»:

— Как такового чрезвычайного положения не было введено. Это просто было употреблено такое выражение. Были объявлены некие уступки в виде повышения минимальной зарплаты и снижения налогов. Настоящая причина протеста «желтых жилетов» состоит в продолжительном социально-экономическим кризисе, который происходит во Франции. С ним не удается справиться на протяжении последних более чем 14 лет, как ушел Жак Ширак с поста президента, с конца 2000-х годов. Сменилось уже два президента, сейчас — третий. Но ничего позитивного, никаких улучшений в социально-экономическом состоянии страны не происходит. У людей просто накопилась усталость. Очень большой разрыв доходов между богатыми и низшим, средним классами. Причина исключительно в этом.

Может ли это привести к появлению Шестой республики во Франции, которая сменит Пятую? Мы посмотрим. Увидим это уже в ближайшую субботу. Будут ли новые выступления, и какой будет их масштаб? Пока Макрон работает на то, чтобы раскалывать протест, чтобы вывести из него часть, наиболее подверженную влиянию. Для того и подачка по увеличению минимальной зарплаты на 100 евро. Макрон будет стремиться к тому, чтобы показать, что это дело экстремистов, а не всего французского общества. Так что мы еще увидим… Надо при этом понимать, что Макрон ни с кем не вступал в переговоры. Он обращается напрямую к обществу, извиняется перед ним, заигрывает с обществом. Но он точно не вступает ни с кем в переговоры с какими-то политическими силами. И он поступает совершенно правильно, он не хочет изменять положение тех лидеров протеста, которые есть, создавать из них личных действующих оппонентов, оппозицию его власти. Он хочет быть президентом всех французов.

И я не вижу тут никаких оснований для какого-либо внешнего вмешательства со стороны России или США. Это все дела домашние.

Константин Калачев — руководитель «Политической экспертной группы»:

— Большинство французов не поддерживает «желтых жилетов». Левые традиции во Франции давно укоренены, можно вспомнить историю страны, начиная со штурма Бастилии. Видимо, есть какие-то особенности национального менталитета, почему французы так легко выходят на улицу. Акции протеста там постоянно. Думаю, что высокая миграция из стран Магриба тоже сказывается, очень много молодых неприкаянных людей без работы. На самом деле, во Франции одна из самых сильных систем соцобеспечения, но, как ни странно, это дает обратный эффект. То есть людям есть на что жить, и очень много свободного времени для того, чтобы протестовать. Проблема выживания у них не стоит — это не Россия.

Очевидно, что те экономические реформы, которые планирует Франция (а экономика этой страны нуждается в новых драйверах), не состоятся. Придется идти на популярные меры, а то, что популярно, обычно не способствует экономическому развитию. Сам Макрон подчеркнул, что считает гнев французов справедливым, несмотря на то, что разрушение торговых точек и поджоги машин, естественно, нельзя оправдать. Собственно говоря, он пытался в какой-то мере присоединиться, говоря, что свобода существует тогда и потому, что может сказать свое мнение и никто не боится несогласия. Мне его выступление не показалось убедительным ни с точки зрения содержания, ни с точки зрения формы. Меры, которые он предлагает, направлены на стабилизацию ситуации и на увеличение минимального размера оплаты труда. Простите, там минимальный размер оплаты труда уже 1,5 тысячи евро. Это та сумма, которую россияне во многих регионах называют в качестве суммы своей мечты. Пенсии тоже: скажите нашим пенсионерам, что 2 тысячи евро в месяц кому-то кажется маленькой суммой и люди готовы из-за этого протестовать...

На самом деле проблема в чем? То, что предлагает Макрон, — это довольно дорогая игрушка, которая обойдется бюджету в 10 миллиардов евро. Но не факт, что это все решит. Главная проблема Франции — это видно даже по фотографиям протестов — массовая миграция. Президент считает, что успокоить нынешнее бурление можно раздачей слонов, раздачей денег, и опросы показывают, что многие удовлетворены этим решением. Но есть и активное меньшинство, которое хочет смены власти.

Рассказы о том, что все это искусственно подогревается… Представить, что среди протестующих есть агенты ЦРУ, мне трудно. Поскольку буйствуют там мигранты, среди них в теории могут быть и наши радикалы, но это не значит, что наше руководство готово подрывать основы пятой республики.

У нас тоже многое умалчивают: по телевизору рассказывают о протестах, но не о причинах; не называют минимального размера оплаты труда, например. Когда Макрон говорит, что нужна глубокая реформа, которая подразумевает компенсацию безработным (и пенсии, но с этим ладно, люди получили пенсии и поехали отдыхать во французскую Полинезию), у безработных будет еще больше времени и средств митинговать. Нужно смотреть на изъяны социально-экономической системы. Социальные пособия не решают проблемы. У нас не бунтуют, даже когда есть нечего, — у них готовы выйти на улицу по любому поводу.

Макрон говорит, что идет сражение за Францию, но на самом деле за какую Францию? Оставить все как есть? Наверное, надо думать о справедливой эффективной налоговой системе. Участники протестов требуют вернуть налог для богатых — еще больше богатых уедут туда, где более мягкое налогообложение.

Я думаю, что все успокоится так или иначе. Если не будет совсем форс-мажорных обстоятельств. Пока все мирно. Да, 4,5 тысячи человек задержаны, но жертв разрушений серьезных и невосполнимых нет. Автомобили страховая компенсирует. Если проводить аналогии с Украиной, там проливалась кровь, а во Франции кровопролитие не в традициях.

Чем закончится — вопрос пока открытый, левые будут эту тему эксплуатировать в надежде на то, что на волне протеста они смогут расширить свое представительство. Поживем — увидим.

Сергей Федоров — ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, эксперт по Франции:

— Как вы знаете, последней каплей, которая переполнила чашу терпения «желтых жилетов», было решение правительства повысить налоги на топливо, газ и электричество. Что и привело к такому возмущению многих французов, которые в основном живут в регионах, во французской глубинке. И это противостояние, вылившееся в погромы и беспорядки, шокировавшие не только парижан, но и весь мир, продолжается уже в течение месяца. Вчерашнее выступление президента Франции было кратким, но конкретным посланием, которое позволяет надеяться на то, что многие «желтые жилеты» поймут, что правительство услышало их требования. Макрон объявил о том, что на 100 евро увеличится минимальная заработная плата с 1 января следующего года. Оплата сверхурочных работ не будет облагаться налогами, будет отменен всеобщий социальный налог с пенсионеров, которые получают менее 200 евро, и некоторые предприятия выплатят своим работникам новогоднюю премию — говорили даже о тысяче евро. Эти меры экономического порядка призваны успокоить ситуацию в стране, и Макрон, помимо этого, говорил о том, что необходимо проведение консультаций со всеми слоями общества. В том числе и с профсоюзами, и с неправительственными организациями.

А выступления продолжаются потому, что люди все равно недовольны проводимым курсом, в том числе фискальной политикой. Потому что, несмотря на принятые Макроном меры, многие считают, что они недостаточны. Что пропасть между элитой и основным населением сохраняется, что технократы, пришедшие к власти, не понимают жизни простого населения и жизнь уже в течение десятилетий не улучшается, накапливаются проблемы, в том числе в глубинке. Это и отсутствие инфраструктуры, и ухудшение медицинского обслуживания. Людям приходится за 60 километров ездить на работу. 75 процентов французов, кстати, каждый день ездит так на своих автомобилях на работу. Поэтому недовольство вызвано не только правлением Макрона в течение года. Оно копилось в течение многих десятилетий и прорвалось именно сейчас, когда правительство под благовидными вроде бы предлогами улучшить экономическую ситуацию, перейти к «зеленой» энергетике и прочему решило увеличить цены на топливо. И это стало поворотным моментом, который взорвал ситуацию.

Судя по всему, и по интервью, которые транслирует французское телевидение, опрашивая «желтых жилетов», многие намерены продолжить протесты, хотя, по большому счету, это бессмысленно, потому что вряд ли они приведут к большим уступкам со стороны правительства. Потому что объявленные меры и так обойдутся французскому бюджету по разным оценкам от 8 миллиардов до 10 миллиардов евро. А некоторые приводят цифру даже в 15 миллиардов евро. При этом Франция выйдет за три процента бюджетного дефицита, против чего выступает ЕЭС. И это, конечно, ударит по экономике страны, замедлит экономический рост и увеличит дефициты. А внутренний долг государства уже составляет почти 100 процентов от ВВП. Я думаю, что если все пойдет по такому пути, то в этом году или в начале следующего этот долг может и превысить 100 процентов от ВВП.

Поэтому ситуация тяжелая. Макрон намерен, что называется, с нового листа начать свою пятилетку и больше консультироваться с профсоюзами, с предпринимателями, с неправительственными организациями, чтобы достичь какого-то социального мира в стране. Но Жан-Люк Меланшон, комментируя по горячим следам выступление президента, не согласился с этими мерами. Он даже ряд доводов приводил, объясняя, кого эти меры не охватывают — в частности, безработных, которые не получают пособий, и другие категории населения. Они ничего от этих мер Макрона не выигрывают. Поэтому он призвал продолжать протесты, нажимать на президента и правительство, и это, в общем-то, согласуется с его идеей перехода к Шестой республике, изменения институтов сегодняшней французской республики.

Я думаю, пока у правительства и у Макрона еще есть какой-то ресурс для того, чтобы успокоить ситуацию. Но, как известно, Франция — это страна с крепкими левыми традициями, и тот же Меланшон, представляющий крайне левый спектр французской политики, будет продолжать выступать со своими требованиями. И это, на мой взгляд, как раз является примером левого популизма, который он демонстрирует. Поэтому выполнить его требования невозможно. Можно желать чего угодно, но экономически обосновать это никак не получается. На эти меры социального порядка придется потратить полбюджета Франции. Но это невозможно.

«МАКРОН ВСТУПАЕТ В ПЕРЕГОВОРЫ С ПУТИНЫМ И ТРАМПОМ, ЧТОБЫ ПОГАСИТЬ ПРОТЕСТЫ, — ЭТО НЕСЕРЬЕЗНО»

Дмитрий Кошко — председатель координационного совета российских соотечественников во Франции:

— Это противостояние — спонтанное, глубокое движение людей, которых обычно не слышат, которые обычно молчат. Это низшие и средние классы в регионах, с которых все больше и больше спрашивают и которым все меньше и меньше дают — в смысле государственных услуг. В том числе поезда, больницы, школы — это все, можно сказать, разрушается. Нет рабочих мест. И это в том числе связано с отсутствием инвестиций и деиндустриализацией Франции. Конечно, все это гораздо глубже, чем просто Макрон. Капля, с которой все началось, — повышение налогов на солярку и на бензин. Но все же теперь с требованиями протестующих решили — в том числе и из-за того, что были эти столкновения с полицией, которая вела себя довольно жестко. Да, хулиганье, конечно, примкнуло к демонстрантам, но и полиция вела себя очень жестко. Притом «желтых жилетов» приговорили к штрафам и различным срокам заключения, совершенно не соблюдая правила юстиции. Конечно, это было сделано специально, сделано показательно, но это не соблюдает независимости юстиции в республиканском праве. И тут еще, конечно, вопрос зависимости от зоны евро. Инвестиции ограничены Еврокомиссией, об этом мало говорят, но это тоже выплывет. А теперь появились и политические требования. В том числе и по народной инициативе. Пока это существует только в Швейцарии, причем очень регионально. Это очень большой признак демократии, но который Франция до сих пор не хочет вводить. Когда при Шираке был референдум о европейской Конституции, французы проголосовали против. А через три года Саркози подписал Лиссабонский трактат, то есть попросту наплевал на мнение французов.

На сегодняшний день Макрон, безусловно, отступил. Но я боюсь, что этого не хватит. Потому что я слышал от «желтых жилетов», что они уже вообще не верят политикам, еще меньше — правительству, и они раздражены. Поэтому я думаю, что этих 100 евро повышения зарплаты, поддержки пенсионеров и возможных премий не хватит, чтобы остановить протестное движение.

Сергей Черняховский — политолог, профессор Международного независимого эколого-политологического университета, профессор факультета истории, политологии и права Российского государственного гуманитарного университета

— В отношении возможности создания Шестой республики — не знаю, хотя возможен и такой вариант. Во всяком случае отставка де Голля к созданию новой республики не привела. К новой привели потом скорее реформы Миттерана и Ширака.

Во Франции было много накапливающихся раздражений в отношении социально-экономической политики страны. Это, с одной стороны, урезание социальных прав, что делали уже Олланд и Саркози, а теперь — Макрон. Затем общая напряженность в связи с утратой национальной идентификации и наплывом, доминированием в поведении не коренного населения. Третье — общее отсутствие структуры укорененности Макрона. Одно дело, когда вы имеете президента, который опирается на привычную структуру, которая ассоциируется с неким доверием. Другое дело, когда это популярность одного лица, не основанная, в отличие от де Голля, на прошлой харизме и прошлых заслугах. Вполне естественно, что все это накапливается и в какой-то момент прорывается.

Играют ли на этом какие-то иные игроки? Они присутствуют всегда и везде — просто как медицинский факт. Это не значит, что они управляют и направляют, хотя иногда им это удается. Но не в этом случае. Причем все это управляется какой-то нетрадиционной силой, поэтому снижена возможность ведения переговоров со стороны Макрона. Власть президента неотструктурирована, движение протеста неотструктурировано… Не думаю, что это приведет к новому падению Бастилии, но то, что это слабоуправляемая ситуация, очевидно. Но французы имеют право — у них такая традиция, время от времени свергать правительство.

Разговоры о том, что Макрон вступает в переговоры с Путиным и Трампом, чтобы погасить протесты, — это несерьезно. Внешние силы этим не управляют, хотя под каким-то началом, возможно, и присутствуют. Это стихийное движение. Да, мы знаем, что американцы имеют опыт управления такими движениями, но напрямую ничего не говорит о том, чтобы им было это нужно в данной ситуации. А потом я не исключаю, что при том, что удалось создать популярность Макрону, определенное представление о специфике его ориентации может добавлять некоторого негатива. Франция никогда не была толерантной. Она, с одной стороны, всегда любила свободу, а с другой — всегда любила самоидентификацию и собственные традиции. Даже когда Франция снисходительно относилась к определенным грехам своей элиты, она никогда не любила, чтобы этими грехами кичились и выставляли напоказ. Разрешить погрешить она может, а разрешить превратить грех в повседневность и нормальность — ей это не нравится.

Алексей Лучников, Максим Кирилов, Ксения Соколова, Александр Гавриленко «Бизнес Online»
Tags: Франция, итоги, правительство, протест
Subscribe

Posts from This Journal “Франция” Tag

  • Парад во время пандемии

    Не только в России любят военные парады, но показательно, во имя чего и для каких зрителей они проводятся. Открытый мир

  • Мадонна переболела Covid-19

    Певица Мадонна заявила, что переболела коронавирусом во время своего мирового турне Madame X. Певица отыграла несколько концертов в Португалии,…

  • Пациент ещё в 2019 был болен COVID-19

    Французские медики решили проверить анализы пациента, заболевшего еще перед Новым Годом, и выявили у него Covid-19. До сих пор считалось, что первые…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments