Previous Entry Share Next Entry
Волна милитаристского восторга
olga1982a
«они воевали за свободу, и не важно, что теперь это слово обросло новыми смыслами. И прежде чем кричать на каждом углу о своей гордости за чужие подвиги, обмотавшись георгиевскими ленточками, надо хоть что-то сделать из того, ради чего они прошли невыносимый свой путь.
И да, конечно, несмотря на все, что сказано выше про понятную магию оружия, — они, кажется, воевали не для того, чтобы через семьдесят три года после войны по улицам мирных городов ездили танки. Есть подозрение, что все ровно наоборот. Что они дрались за то, чтобы танки больше по улицам не ездили.»





Танки на улице
Колумнист «Сноба» — о том чувстве, что неизбежно возникает каждый год во время майских праздников

Я советский ребенок и поэтому много всего знаю про войну. И вообще про войну, и про ту, главную, на которой воевал дед. Это не ритуальная формула, действительно воевал, и, судя по количеству наград, неплохо. Не спросил — не успел, разминулись, он умер за месяц до моего рождения. Его не помню, но помню — это уж совсем детское воспоминание, где додуманное трудно отличить от виденного, — 9 мая, водку на столе, нехитрую закуску, бабушку в слезах, других таких же бабушек. Одни не дождались мужей своих с войны и не знали толком, где мужья лежат, другие своих похоронили на сельском кладбище, со всеми положенными обрядами, под обязательными пирамидками со звездой наверху. Но все равно — рано, невероятно рано — из-за ран, из-за страшной русской жизни, из-за алкоголя, конечно, и это приходится сказать.

Да, не о том. Давайте лучше о книжной войне.

Я столько раз читал «Книгу будущих командиров» (молодым не объяснить, а свои и без объяснений поймут), что до сих пор помню, что и на каких страницах нарисовано в правильном издании. Все помню — и настоящую охоту за ней в библиотеках, и злую обиду на жизнь оттого, что книгу невозможно купить или хотя бы украсть. И другие книги помню. Хорошие, великолепные, временами и плохие тоже. Тема модная, востребованная, денежная, вокруг таких обязательно заводятся халтурщики. То есть это я теперь так думаю, а тогда просто сокрушался, нарываясь на плохую книгу, как на противопехотную мину.

До сих пор знаю — хотя зачем мне эти знания, казалось бы, — сколько патронов в диске ППШ и как погиб Марат Казей. Как долго держались защитники Брестской крепости и какими бомбами англичане утопили «Тирпиц». Мне понятно очарование подвига, и даже магия оружия мне до сих пор понятна.

Знания, впитанные в детстве, никогда не выветриваются, про это у дедушки Крылова есть басня «Бочка», я ее тоже в нежном возрасте прочел и тоже неизвестно зачем помню.

Я столько раз прикидывал, выдержу ли пытки, не сдам ли своих, когда фашисты вернутся. Смотрел на окрестные леса как на базы для будущих партизанских отрядов. Не зная слова «схрон», делал с друзьями схроны — прятал в кустах ржавые железяки, которые сойдут за оружие, если придется бить оккупантов. По счастью, ржавые железяки не пригодились, в лесах вместо партизан — грибники, а на пытки если и нарвешься (хотя про такое уже не скажешь — «по счастью»), то не у фашистов, а в ближайшем отделении родной полиции. По крайней мере, эта перспектива нынче выглядит куда как более реалистичной.

Не поймите превратно: это не хвастовство и не попытка блеснуть эрудицией. Это все — обычный интеллектуальный багаж советского мальчишки, груз, который с плеч не сбросишь, да и не хочется сбрасывать. Эти знания не кажутся лишними.


Военная техника на Тверской улице перед репетицией парада Победы Фото: Tatyana Makeyeva/Reuters

Потом, конечно, были и другие книги, благодаря которым я знаю, что делает рядом с фамилией «Молотов» фамилия «Риббентроп», знаю настоящий смысл аббревиатуры СМЕРШ, знаю, что история, пропитанная кровью, не из одних только подвигов состоит. Но эти новые книги не перечеркнули старых. Меня не надо убеждать, что войну следует помнить, а Победой стоит гордиться. Я и без казенных лозунгов неплохо это понимаю.

Но который уже год, когда в начале мая страну накрывает волна милитаристского восторга, кое-что я понимать перестаю. Нет, здесь не будет пассажа о том, зачем такой восторг современному российскому государству, — сказано все уже тысячу раз, все прозрачно, все ясно. Никаких вопросов к государству нет. К этому государству вообще довольно давно уже никаких вопросов не осталось, остались одни ответы. Но ведь помимо государства есть еще живые нормальные люди, охотно демонстрирующие готовность в этом самом восторге утонуть.

Тут пуститься бы в рассуждения о детях, обряженных в гимнастерки, и колясках, стилизованных под Т-34. Но я про другое. Я люблю путешествовать по России, и я хочу сказать — честно, забыв про красивую позу критика режима, — Россия ведь хорошеет. Даже в маленьких городках появляются витринные улицы, чистые, ухоженные, с приятными кафе и какими-нибудь там барбер-шопами. Но, куда ни приедь, обязательно рано или поздно (а чаще — сразу) наткнешься на район, который выглядит так, будто фашисты его бомбили вчера, а не семьдесят с лишним лет назад. Даже если фашисты этот конкретный город вообще никогда не бомбили и врагов там не было со времен Батыя. Сами, все сами.

Можно еще произнести очередной прочувствованный спич про нищенские пенсии для стариков, про убогие больницы, про зажравшихся чиновников, про безумные пляски пропаганды. Не просто так произнести, а подкрепляя слова ссылками и опираясь на факты. Можно в этом обвинить власть — и заслуженно, обоснованно обвинить. Но ни на Гитлера, ни на Тохтамыша, ни на лихие девяностые, ни на режим, существующий ныне, целиком разруху в городах и в головах не спишешь. Любая власть, если ей не мешать, если не пытаться держать ее в рамках, если не напоминать ей о своих правах, тяготеет к довольно незамысловатым утехам. Хочет обжираться и помыкать людьми. Раз у нашей получается — значит, не очень-то ей и мешали.

И как раз в начале мая, когда от мыслей о той войне никуда не деться, начинаешь чувствовать, что все происходящее — какая-то дополнительная издевка над памятью тех, кто на войне лег. Нам непросто было бы их понять — других людей из другой страны, которых сделало другое время. Но совершенно ведь ясно, что они воевали как раз за то, чтобы в наших городах была нормальная жизнь, а разрухи не было. Точно не ради упитанных воров с тухлыми глазками, которые теперь над их могилами произносят стыдные речи, присвоив себе право вещать от их имени. Не ради убогих больниц, нищенских пенсий и прочего.

Да и вообще, они воевали за свободу, и не важно, что теперь это слово обросло новыми смыслами. И прежде чем кричать на каждом углу о своей гордости за чужие подвиги, обмотавшись георгиевскими ленточками, надо хоть что-то сделать из того, ради чего они прошли невыносимый свой путь.

И да, конечно, несмотря на все, что сказано выше про понятную магию оружия, — они, кажется, воевали не для того, чтобы через семьдесят три года после войны по улицам мирных городов ездили танки. Есть подозрение, что все ровно наоборот. Что они дрались за то, чтобы танки больше по улицам не ездили.

Даже если это очень красивые, сверхсовременные и ультрамодные танки.

Иван Давыдов «Сноб»

Posts from This Journal by “военно-апокалиптический анус” Tag


  • 1
Дааа,много написал,да вот только сплошная хрень.Помню я еще совсем сопляк смотрел вместе с дедом эти парады по телеку,дед прошел войну,и почему то совсем не возмущался,он гордился что такая техника идет на параде,вздыхал часто,мол нам бы тогда такую,и в эти часы на улице никого не было,все так же смотрели,а я тогда мечтал,хоть раз все это увидеть совсем близко,не по телеку а по настоящему,а вот сейчас стало модным ругать парады,и тем,кто о войне слыхом не слышал.А вот ветераны их любили

смотря кто и где

военные не знаю, а у нас в семье не смотрели парады. Хотя все чего-то боевое на работе делали. Я гордилась не тем, что отец кончил Ленинградский военмех, а тем, что учился он там дольше, чем врач!

Re: смотря кто и где

Я своими предками по матери гордился,а тех что по отцу,презирал,и не скрывал этого

Re: смотря кто и где

я всех считала достойными, благо никого не знала, ни с кем вместе не жили.
А гордиться тем, что родители и часть дедов работают на военных заводах, было сложно, у всех там работали...

Re: смотря кто и где

Предки по отцу,да и сам отец как то традиционно работали в органах,точнее на Лубянке,дед еще до войны где то загранкой воду мутил за что к старости получил охринительную пенсию,чин генерал лейтенанта и целый иконостас непонятно как заработанных наград,папашка тоже имел там немалый чин и когда Горбачев ведомство основательно прижал,вышел в отставку,запил и вскоре помер,брат и сейчас там работает,мыс ним почти не общаемся

Re: смотря кто и где

лучше так, чем улыбаться друг другу, а потом грызть себя

Re: смотря кто и где

Я деду с отцом своими подколами крови попортил немало,а брата кроме как кровопийцем не называл,обиделся наверное

Смешнй оксюморон. Колумнист Сноба толкует о мыслях советских людей. Снежный ходок пытается рассказать о внутреннем мире жителей Вестероса.

я тоже не люблю танки на улицах

... Картинка

  • 1
?

Log in

No account? Create an account