olga1982a (olga1982a) wrote,
olga1982a
olga1982a

Свалки и мусор


«Интерфакс»


А. Воробьев
― Я приехал к детям, чтобы убедиться, чтобы поговорить с врачами, чтобы поговорить с родителями, что произошло. И, собственно говоря, мой визит был обусловлен этим. Были изъяты все необходимые пробы, кровь. Понятно, что выбросы сероводорода с полигона это очень, я бы сказал, очень неприятное событие. И наша задача в самые короткие сроки устранить этот запах. Для этого мы первые в России, кто привлекли соответственно самые современные немецкие европейские технологии по дегазации. Сейчас я хочу вам сказать, Светлана, все 15 полигонов проходят активную фазу активной дегазации. Есть пассивная дегазация, когда трубу втыкают в свалку в тело полигона. А есть активная дегазация — это система трубопроводов, который собирает газ и затем при температуре 1160 на 1200 градусов его утилизирует. Это серьезная большая масштабная работа, которую мы сегодня ведем. Но действительно сейчас такой час Икс, очень напряженная обстановка и мы делаем все для того, чтобы пройти эту зону турбулентности. Я бы так образно сказал.

С. Сорокина
― Поправьте меня, если я не права, но ведь именно в ваше правление управление полигонами перешло из муниципального ведения в частные руки.

А. Воробьев
― Абсолютно не так. Полигоны как были 39, так и было. Мы закрыли 24 полигона, которые просто-напросто отравляли жизнь огромному количеству людей.

С. Сорокина
― Нет, а кто этим занимается. Это разве не частные лица?

А. Воробьев
― Частные. Так и занимались.

С. Сорокина
― А раньше разве не муниципалитеты.

А. Воробьев
― Нет, конечно.

С. Сорокина
― А почему тогда Гаврилова уволили?

А. Воробьев
― Это совокупность причин, по которым мы расстались с Гавриловым. И, прежде всего, связано с тем, что был потерян диалог с жителями.

С. Сорокина
― Скажите мне, пожалуйста, вот сейчас жители требуют, чтобы новый глава Волоколамска был обязательно не варяг, а человек, который живет в Волоколамске и знает все эти беды. И как раз имеет контакт с жителями.

А. Воробьев
― Это не так, Светлана. Они не требуют, чтобы был не варяг, жители требуют, чтобы он навел порядок с полигоном. Это было бы…

С. Сорокина
― Но в том числе говорят о том, что хорошо бы, чтобы это был местный житель.

А. Воробьев
― Знаете, люди хотят, чтобы был порядок, чтобы полигон не беспокоил детей и взрослых. Вот об этом говорят люди. Что касается, варяг он или не варяг, я могу сказать, что, придя в Лосино-Петровский, это очень такой сложный муниципалитет, я мягко скажу, он за последние два-три года навел там порядок и муниципалитет стал один из лучших. Поэтому для нас стратегическая задача — не просто справиться с Ядрово, не просто провести там все мероприятия по рекультивации, но и, безусловно, обеспечить комплексный подход по благоустройству Волоколамского района, Волоколамска в частности. Это непростая, но очень интересная задача, с которой мы справимся.

С. Сорокина
― А скажите мне, пожалуйста, ну хорошо, Гаврилов по совокупности вылетел со своего места. А вот непосредственно те, кто этим полигоном занимаются. Те самые частные лица, они как-то привлечены к ответственности?

А. Воробьев
― Обязательно. Первым делом, что сделал глава Волоколамского района — это привлечение к ответственности тех, кто управляет полигоном. Это принуждение их к активным мероприятиям по сбору фильтрата, по дегазации, по защите полигона защитным слоем. И самое главное — выделение денег. Всё это мероприятие стоит порядка 120-140 миллионов рублей. Наша задача — чтобы полигон своевременно оплатил все эти расходы. Но не только. За беспокойство, которые принесли эти действия, наша задача, чтобы полигон ещё участвовал в благоустройстве, мероприятиях, связанных с жизнью города. Это совершенно нормальная практика.

С. Сорокина
― Вот еще о чем хотела спросить. Ну вот когда дети попали в больницу, это собственно было таким детонатором для того, чтобы люди возмутились и вышли на улицу уже окончательно. Расстроившись происходящим. Был еще один факт – то, как освещали СМИ, в первую очередь областные СМИ происходящее в Волоколамске. Там действительно доходило до цинизма. Говорилось о том, что баллончик кто-то принес с газом в школу, о том, что ничего такого страшного не происходит и прочее. Сейчас местные жители эти СМИ не пускают даже просто близко к полигону и к себе соответственно. Скажите мне, а почему так происходит. Почему и кто давал распоряжение этим самым средствам массовой информации, чтобы они не освещали происходящее.

А. Воробьев
― Вы знаете, традиционно на любом мероприятии в Подмосковье присутствует огромное количество СМИ и тем более сила 21 века, что сегодня каждый из нас может публиковать, размещать посты, информацию, что происходит традиционно…

С. Сорокина
― Интернет бурлит.

А. Воробьев
― Если там не было представителей «Эхо Москвы», то мы обязательно пригласим вас в следующий раз для того, чтобы чувствовать…

С. Сорокина
― Я не об этом. Я об искривлении информации, 360-ТВ вот ругают.

А. Воробьев
― 360-ТВ дает объективную информацию, другое дело, что жители хотели большего сочувствия. И действительно мы должны более внимательно относиться к тем людям, которые попали в трудную ситуацию. Что касается средств массовой информации, в частности когда я был и на полигоне и возле больницы, то я наверное думаю более 10 разных телеканалов, в том числе зарубежных присутствовали на этой встрече. Что касается предварительных мероприятий, предшествующих этому событию мероприятий, СМИ у нас тоже хватает, в том числе и в Волоколамске, кстати сказать. Районные СМИ независимые СМИ присутствуют всегда.

С. Сорокина
― А вот журналисты как раз раскопали, что в этом мусорном бизнесе и в Подмосковье, в том числе принимает участие такой человек как Игорь Чайка. Это правда?

А. Воробьев
― В мусорном бизнесе в Московской области Игорь Чайка не принимает участия. В мусорном бизнесе сегодня принимает участие не пойми кто. Это огромное количество непонятных без фамилии людей, к сожалению…

С. Сорокина
― Но они не перекрывают…

А. Воробьев
― Секунду, Светлана. Почему — знаете? Потому что закон только сейчас дал право всем регионам Московской области, в частности и в Москве объявить конкурс на регионального оператора. Вот этот конкурс он завершается в мае 2018. И лучшие компании мы надеемся, их будет порядка 7-10 действительно придут в Подмосковье. Для чего? — для того чтобы региональный оператор на своей территории, это будет 7-8 кластеров, навёл действительно порядок, собирал качественно мусор, его перерабатывал, утилизировал. И затем уже захоранивал на своих полигонах. До сих пор этой системы, цивилизованной системы сбора, утилизации, переработки мусора у нас не существовало. Поэтому все регионы без исключения в нашей стране приступают к отбору региональных операторов.

С. Сорокина
― То есть у тех, кто нынче управляет этими полигонами, будут отобраны их права и лицензии. И начнут все это делать операторы региональные.

А. Воробьев
― Почему сразу отобраны.

С. Сорокина
― Я спрашиваю.

А. Воробьев
― Они не будут отобраны. Дело в том, что эти полигоны и соответственно управляющие компании войдут в зону влияния региональных операторов, которым нужно будет грамотно и своевременно вывозить мусор. Его перерабатывать и утилизировать, как я уже сказал.

С. Сорокина
― Андрей Юрьевич, полигон Ядрово эксплуатируется, по-моему, около 40 лет.

А. Воробьев
― С 1979 года.

С. Сорокина
― И специалисты говорят о том, что там, в принципе все это время очень грубо нарушалась сама технология эксплуатации. Не пересыпались слоями глины и песка слои мусора, не делалось то элементарное, что можно было сделать. Мало того, жидкий фильтрат, который неизбежно вытекает из тела полигона, на данный момент впадает вообще в речку, которая рядом находится. А та соответственно еще дальше и дальше. И это вопиющее нарушение всего, что связано с экологией. Но, во-первых, а почему так происходило до сих пор, пока гром не грянул. Пока люди на улицы не вышли. Почему так возможно? А второе, у нас куча экологических служб, в том числе в Подмосковье. Где они все это время были?

А. Воробьев
― К сожалению, культура утилизации мусора в России оставляет желать лучшего. Я подробно изучал историю других стран, в частности такой передовой как Япония. Они тоже в 60-70 годах, сложно поверить, задыхались от смрада и в океан и реки сбрасывали свой мусор. Тогда они поняли, что так жить больше нельзя. И была создана целая государственная программа по разделению мусора, по его переработке. Тогда появились первые мусоросжигательные заводы. Именно в Токио, в Японии. Потому что люди просто сходили с ума. Они дышали нечистотами, этим смрадом и соответственно это большая работа за этот период получается, больше, чем 50, почти 60 лет сегодня позволяет говорить, что это самая чистая страна, одна из самых чистых стран на земле. Нам предстоит всем, всем регионам и Подмосковья в частности, потому что, Светлана, 20-25% мусора страны находится в нашем мегаполисе. Москва и Московская область генерит порядка 10-12 миллионов тонн мусора. И мы должны очень внимательно к нему подойти. До сих пор я повторяю, в нашем регионе были только свалки. И сейчас впервые мы готовим современные полигоны, которые собирают тот самый фильтрат не через 50 лет, не через 40 или 30, а собирают его в первый день своего существования. Именно сейчас мы строим полигоны, которые собирают и обеспечивают систему дегазации на пятый год существования, когда начинается активный этап гниения и разложения. Извините за подробности. Только сейчас мы овладели этими технологиями. Только сейчас у нас появились голландцы и немцы, те, кто в совершенстве занимался активно дегазацией в Европе несколько десятилетий назад.

С. Сорокина
― А где они только сейчас, это где они делают эти полигоны.

А. Воробьев
― Они делают это в Кучино, помните полигон, который был закрыт после прямой линии с президентом. Там уже сделана дегазация по австрийско-немецкой системе…

С. Сорокина
― То есть он снова будет открыт этот полигон.

А. Воробьев
― Ни в коем случае. Он исчерпал свои возможности. Это один из самых больших полигонов в нашей стране, который собрал 60 миллионов тонн мусора там, где живет сегодня практически микрорайон, город, полмиллиона человек.

С. Сорокина
― И голландцы там занимаются рекультивацией.

А. Воробьев
― Там занимаются немцы, в Ядрово занимаются голландцы, в Тимохово занимаются немцы, в Воловичи сейчас приехали голландцы.

С. Сорокина
― И не получается у нас с импортозамещением, всё равно приглашаем…

А. Воробьев
― Пока, увы, я должен признать, что сегодня мы полностью зависим от наших иностранных партнеров. И оборудование, и система трубопроводная, и технология проколов, которая у них закладывается изначально, когда строится полигон. Сейчас делается на основании европейских технологий, не наших.

С. Сорокина
― Теперь я возвращаюсь к ответственности наших экологических служб. Все, кто вышли в Волоколамске, а также и возмущаются в других городах Подмосковья, где тоже есть свои полигоны под боком, они забрасывают годами жалобами, письмами, попытками обращения в суд, вот этими бумагами забрасывают в том числе экологические службы. И чиновников ответственных. И говорят об отсутствии ответов, отсутствии реакции. Мы чего ждем? Вот именно такого выхода на улицу? Почему разучились говорить с людьми-то? Почему нужно доводить до такой ситуации.

А. Воробьев
― Мы ничего не ждем, мы активно говорим. И в Коломне, и в Клину. Более того, каждый день мы делаем брифинг для того чтобы информировать людей о состоянии полигона. Понимая, что это вызывает справедливое беспокойство.

С. Сорокина
― Это сейчас.

А. Воробьев
― И раньше, просто сейчас эта тема очень накалена, политизирована, я бы сказал. Но раньше вы не помните, есть такой полигон Кулаковский, например, в Чеховском районе. Или полигон в Электростали или в Дубне, Дмитрове. Там тоже смердели полигоны. Просто такого накала не было и люди тоже аккуратно и вежливо просили нас закрыть эти свалки. И мы планомерно действуем и наводим порядок в этой сфере. Но махнуть палкой волшебной у нас не получается. Это большой серьезный труд. Конечно, сразу появились те, кто пытается спекулировать, кто попытается эмоционально взглянуть на эту проблему. Такие люди всегда есть в сложные моменты. Но и они должны стать нашими партнерами. И мы просим, чтобы к этой проблеме не относились так, знаете левой ногой. Это большая серьёзная работа, как, впрочем, и мусоросжигательные заводы, которые нам предстоит построить.

С. Сорокина
― Сейчас мы поговорим об этом. Это отдельная тоже очень непростая тема, но вы мне напомнили о том, что по-моему 13 марта у вас была встреча с Собчак.

А. Воробьев
― У меня была встреча позже, 13 марта до выборов Собчак приезжала в Волоколамск. Да, она приезжала в дом правительства. Ее на полигоне не было, она приехала в дом правительства.

С. Сорокина
― А вы ей сказали, что 27-го, то есть именно сегодня будет закрыт Ядрово. Было такое?

А. Воробьев
― Ядрово практически закрыт полигон. Там идет процедура рекультивации.

С. Сорокина
― То есть практически он закрыт.

А. Воробьев
― Конечно. И более того, там сегодня была инициативная группа, там Общественная палата. Там тотальный контроль приходящих грузовиков. Там раньше было под 200 грузовиков. Сейчас 80.

С. Сорокина
― Так это, по-моему, местные жители, их усилиями.

А. Воробьев
― Здесь не усилиями какого-то отдельного человека, это все плановые работы.

С. Сорокина
― Да жители перекрыли эту дорогу. Ну какая плановая работа.

А. Воробьев
― Жители не перекрывали дорогу, они преграждали определенное количество машин и просили нас обратить внимание. Что мы и сделали. Мы в постоянном диалоге с жителями. Но мы не можем одноразово в один прекрасный день утром закрыть все полигоны. Потому что так жизнь устроена, что мы производим мусор. И вы производите мусор, и я произвожу мусор. И те, кто сегодня находятся в Москве и Подмосковье. Поэтому это серьезная тема. И вот так сказать, давайте закроем полигоны — это просто безответственно, мы, увы, не можем это сделать. Мы должны очень аккуратно модернизировать эту систему. Но можно ли ее модернизировать в одночасье. За 3-6 или 8 месяцев. Этого сделать нельзя. Потому что современная система утилизации мусора постоянно совершенствуется. И если недавно в Европе только 12% было мусоросжигательных заводов, то сейчас до 30% во многих странах дошла система мусоросжигания. Переработка, вторичная переработка, recycling так называемый, который вы хорошо знаете по европейской жизни и абсолютно не знаете по нашей. Вы, Светлана Сорокина, разделяете мусор? Вы отделяете металлическую, стеклянную банку. Нет, конечно.

С. Сорокина
― У меня нету рядом…

А. Воробьев
― И у меня нет.

С. Сорокина
― …ничего, где бы мне предложили сортировать мусор.

А. Воробьев
― А потом кусаем локти и говорим: давайте закроем полигоны. Мы закроем полигоны, мы уже закрыли большинство полигонов. Но сегодня нам нужна передышка для того, чтобы обеспечить современный цивилизованный сбор мусора. Чем мы активно занимаемся, понимая, какая это серьезная проблема в нашем мегаполисе, понимая, в какой сложной ситуации находится Москва.

С. Сорокина
― Очень коротко хочу спросить, а вот эти планы реновации, которые заявлены в Москве, когда под снос пойдет огромное количество домов. А предусмотрена в планах эта реновация. А куда собственно будут вывозить эти дополнительные миллионы тонн строительного мусора.

А. Воробьев
― Там есть разные отходы, их классифицируют по-разному, в частности тогда, когда разрушают, в том числе хрущевку, арматура, которая пользуется спросом и является…

С. Сорокина
― Железо отдельно.

А. Воробьев
― Совершенно верно. Поэтому у Москвы есть программа, которая позволяет говорить о том, что не будет являться проблемой снос старых пятиэтажек. Но вопрос правильный, логичный. Нам часто его задают, кстати сказать. Уверен, что это не является… Бытовые отходы — вот что сейчас, прежде всего, мы должны решить.

С. Сорокина
― Именно бытовые отходы.

А. Воробьев
― Да, потому что мы не можем, не умеем работать с органикой. Мы не разделяем мусор, мы не перерабатываем до сих пор органику в компост так называемый. Грунт можно сказать вторичный. Это нам предстоит сделать.

С. Сорокина
― Но тогда в первую очередь нужно обращаться к московским властям, чтобы они организовывали срочно раздельный сбор мусора. Хотя бы первый этап.

А. Воробьев
― Я бы рекомендовал всем крепко задуматься регионам, особенно Москве и особенно Московской области о введении раздельного сбора мусора. Поэтому у нас, если вы спросите, сколько из 100 городов Подмосковья обеспечивает раздельный сбор мусора, я отвечу: классно, практически на высоком уровне на нашем отечественном — это Мытищи. Вторая идет Дубна. Но дальше — никого. Поэтому мы сейчас и региональным законом, и в школах, услышьте, мы начинаем вводить культуру раздельного сбора мусора. Стекло, соответственно…

С. Сорокина
― А когда будут контейнеры специальные для того, чтобы…

А. Воробьев
― Специальные контейнеры поставит тот региональный оператор, о котором я вам говорил. Он появится в мае. Потому что это инвестиции, нужно не только собрать мусор в отдельный контейнер, но и отдельно его увести и соответственно продать эти материалы на вторичную переработку. То есть это другая машина, есть грязная машина, есть чистая машина. Сегодня такого разделения нет. Только в Мытищах у нас есть грязная машина и есть чистая машина, которая приезжает 1-2 раза в неделю. Это целая технология, которая удивительно, но сегодня является для нас таким открытием, новинкой. Хотя во всём мире…

С. Сорокина
― Она уже изобретена. Давно работает.

А. Воробьев
― Она реализована. И с молоком матери что называется.

С. Сорокина
― Привыкать надо, это правда.

А. Воробьев
― Школа должна всему этому обучать.

С. Сорокина
― О чем вы договорились все-таки с местными жителями Волоколамска.

А. Воробьев
― Мы договорились, что до 15 июня обеспечим дегазацию, сбор фильтрата, мы закроем полигон за это время. С 15 апреля начинается активная работа по подготовке полигона к дегазации, это порядка 5 тысяч проколов, которые будут обеспечены. И соответственно полная рекультивация полигона, и он будет обтянут пленкой герметичной и соответственно запахи должны уйти раз и навсегда.

С. Сорокина
― Скажите, ну вы так и не ответили на мой вопрос о том, чем занимаются наши многочисленные экологические специалисты. Я имею в виду чиновники от экологии.

А. Воробьев
― Все работают, все стараются внести свою лепту. Я очень надеюсь, что эти усилия мы увидим в качественном результате. У меня нет другого ответа. Нам помогают экологии те, кто сегодня вовлечен в эту проблему, стараются найти решение. Сказать, что они лёгкие, я не могу.

С. Сорокина
― Хорошо. Было создано до вашего прихода на губернаторство, по-моему, это было при Шойгу, было создано государственное унитарное предприятие «Экосистемы», была разработана дорожная карта, сходная с тем, о чём вы сейчас говорите. Как раз раздельный мусор, экологичная переработка. Полигоны только для остаточного не перерабатываемого мусора и так далее. И вот говорят, что именно при вас, специалисты так пишут, во всяком случае, говорят, что именно при вас эта дорожная карта встала и ничего больше не делается. Вы пошли другим путем? Чем вас не устроило то, что было…

А. Воробьев
― Я не понял, для чего вы меня сталкиваете с Шойгу. Я не помню, чтобы была и тем более реализована такая программа.

С. Сорокина
― Не реализована, дорожная карта была разработана.

А. Воробьев
― Я вам напомню, Сергей Кужугетович был на позиции губернатора всего 5 месяцев. За 5 месяцев невозможно создать, реализовать какую-либо программу.

С. Сорокина
― Не реализована. Не передергивайте. Я говорила просто о том, что был дан старт и зелёный свет этой программе.

А. Воробьев
― Я о такой программе первый раз слышу от вас.

С. Сорокина
― Но поинтересуйтесь, она такая была.

А. Воробьев
― Но сплыла.

С. Сорокина
― Не знаю. Вам виднее, что у вас сплыло. Это Московская область.

А. Воробьев
― Я еще раз говорю, мы не можем с вами выйти из этой аудитории и начать раздельный сбор мусора. Это система.

«Эхо Москвы»
Tags: Подмосковье, Эхо Москвы, губернатор, интервью, мусор
Subscribe

Posts from This Journal “интервью” Tag

  • Террористы до мультиков добрались

    МБХватит Количество экстремистских и террористических преступлений в рунете выросло в этом году в 1,5 раза по сравнению с 2019-м, заявил…

  • Изменник Навальный

    Николай Травкин

  • Интервью Навального

    ...Хотя я постоянно шучу об этом «Новичке» и о том своеобразном ящике, в котором меня привезли в Германию, но эти шутки смешиваются с неприятными…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments