?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Бесчеловечность — залог победы
olga1982a
«Идея бесчеловечности витала в воздухе России на протяжении истории. Самодержавие ненавидело католицизм, демократию, парламент — все подряд. Но бацилла бесчеловечности попала в русскую кровь вместе с практикой классовой ненависти, раскрученной в революцию. Она стала активно развиваться при создании советского человека, сталинского сокола, который был призван ненавидеть капитализм.»





Царство бесчеловечности
Писатель и колумнист «Сноба» Виктор Ерофеев размышляет о причинах возникновения и способах лечения болезни, которой уже заражено подавляющее большинство населения России

Наше время войдет в историю как время бесчеловечности. Год за годом с человека срывают одежду, и вот он гол перед государством, которое со сладострастием унижает его. Не всех раздели, но кого раздели, тот попал.

Разве бесчеловечность — новость для наших краев?

В русском национальном характере нет той оголтелой бесчеловечности, которой славятся восточные деспотии. Но хрестоматийная покорность русского человека может отозваться по-разному. Его можно склонить и к классовой ненависти, и к признанию своего величия. Он податлив. Пропаганда его с успехом распропагандирует.

Царство вранья или царство бесчеловечности?

Вранье само по себе не основа. Оно — инструмент. Вранье, конечно, результат бесчеловечности, что лежит в основании имперского здания. Бесчеловечность в империи возникает тогда, когда цель оправдывает средства. При советской власти цель в виде коммунизма можно было предлагать безумно и бесконечно.

Но теперь что за цель?

Цель скукожилась до размера сохранения или, в идеале, восстановления границ. Вместо того чтобы, задрав штаны, бежать за Португалией по доходам на душу населения, решили, поняв, что не получается, сыграть на архаических чувствах и — долой стыд! — признать себя лучше всех.

Раньше Запад виделся из Кремля неоднородным явлением. Помимо капиталистов там жили рабочие, а также их защитники — коммунисты. Ныне весь Запад превратился в отвратительное месиво, включая рабочих и крестьян. И только крайне правые партии, стремящиеся разрушить саму концепцию Запада, являются временными союзниками. Временными — поскольку среди националистов разных стран, естественно, нет общих целей на будущее.

В такой ситуации Запад выглядит буквально вечным противником, уродство которого не исправит никакая мировая революция. Его нужно потопить, как военный корабль, и каждый промах Запада, каждая его проблема, вроде миграции, приветствуется у нас с восторгом.

Идея бесчеловечности витала в воздухе России на протяжении истории. Самодержавие ненавидело католицизм, демократию, парламент — все подряд. Но бацилла бесчеловечности попала в русскую кровь вместе с практикой классовой ненависти, раскрученной в революцию. Она стала активно развиваться при создании советского человека, сталинского сокола, который был призван ненавидеть капитализм.

Но половинчатость ненависти к Западу, разделенному по классовому принципу, сделала ее малоэффективной. В конце концов именно американские рабочие шили любимые всеми нами американские джинсы, а американские машины на конвейере тоже делали не капиталисты. Теперь же американские рабочие могут идти лесом. Джинсы уже готовы оказаться под подозрением.

Номенклатурные работники ЦК КПСС с нескрываемым удовольствием когда-то ездили на виллы своих итальянских товарищей-коммунистов. Тогда это было нормально. Теперь российская недвижимость на Западе пахнет предательством.

Война объявлена уже давно, на заре ХХI века — но она вскипела после 2014-го. Бесчеловечность — залог победы.

Но откуда взялась бесчеловечность?

Советская власть закончилась. Горбачев объявил, что общечеловеческие ценности важнее классовых. Я хорошо помню, как я об этом сказал великому философу Алексею Федоровичу Лосеву, и он просветлел лицом — он не думал, что доживет до таких времен.

Но светлеть лицом пришлось недолго. Уже в середине нулевых знакомые российские дипломаты принялись убеждать меня, что общечеловеческие ценности — это иллюзия.

Отказ от общечеловеческих ценностей — главная причина бесчеловечности. Здесь и прошла граница между добром и злом. Бациллы бесчеловечности стали вновь стремительно размножаться. Было всякое, было и совсем худо, но у нас еще никогда в истории опричники не выходили из-под власти хозяина. Вы когда-нибудь встречали веселого, жизнерадостного разведчика с широкой душой? Для разведки такие люди не годятся. А для управления государством?

Россия неминуемо сделалась недоверчивой, хмурой, подозрительной, особенно к иностранцам. Слова потеряли смысл, стали помощниками вербовки и разрушения. Разведчики нужны как разведчики, но есть потолок их полезности для государства.

Началась игра с первобытными инстинктами, копание в грязном белье, поиски компромата, неверие в благородство души. Все можно купить и продать. Моральная цена человека стремительно падает, вместе с ней падает и физическая цена. Труп врага, естественно, хорошо пахнет.

Вот почему нет смысла удивляться ни показательному процессу по театральному делу, ни профилактическим действиям против возможных волнений недовольных элит, гипотетическим дворцовым переворотам. Нет смысла удивляться ни Крыму, ни Донбассу, ни Сирии — эти события оттачивают государственную мысль о невозможности универсальных ценностей.

Бацилла бесчеловечности отразилась на экранах телевидения, в скандальных выпадах против других стран и точек зрения, в партизанском рвении в Сирии.

Не удивительно, что страна, проспиртованная любовью к магии разведки (больше всего на свете из кино любящая «Семнадцать мгновений весны» — апофеоз КГБ), вновь полюбила бога Сталина и прокляла Европу.

Лечить эту болезнь трудно, ей заражено подавляющее большинство населения, и потому оно не только не ставит вопрос о лечении, но и не понимает, от чего лечиться.

Бацилла бесчеловечности не может не обратиться и против «своих», которые либо оказываются пятой колонной, либо просто недостаточно активными воинами антизападной коалиции, которые прячут свои виллы на Западе и втихаря, на цыпочках ездят туда наслаждаться жизнью.

Где же граница между лицемерами и друзьями искренней бесчеловечности? Она в каждом случае проходит индивидуально, но, как ни странно, обе партии под ударом. Романтики не должны обгонять верховного романтика и потому идейно уязвимы. Лицемеры, напротив, полезны: они подчеркивают собой идею продажности человека, позволяя играться с компроматом как с любимой игрушкой шпиона. Ну и у самих коллег-шпионов могут возникнуть амбициозные планы на будущее, которые тоже нужно кастрировать.

Вывести из этого положения Россию может только случайность. Закономерность у нас остается пока что на стороне бесчеловечности. Впрочем, исторически Россию бросает то в Европу, то от Европы с жесткой цикличностью, независимо от логики и воли народа.


«Сноб»


  • 1
А теперь цели нет,вразнос все пошло

вот и стремятся доминировать без цели

  • 1