olga1982a (olga1982a) wrote,
olga1982a
olga1982a

Реновация и право собственности

«Эффективно действующие права собственности вполне могут вызывать неудобства. При реализации той же программы реновации приходится учитывать все мнения, искать решения, которые устраивали бы если не абсолютно всех, то хотя подавляющее большинство, на что требуются и время, и силы, и часто — деньги. Можно эти права и не абсолютизировать, решая переговорные проблемы с помощью экскаватора, но в долгосрочном периоде подобные решения окажутся не такими дешевыми, как на первый взгляд.»



Нужно ли абсолютизировать право собственности?
Отвечает Владимир Иванов, преподаватель экономического факультета МГУ

Без защиты прав собственности невозможно добиться долгосрочного роста. С этим согласны, пожалуй, все экономисты. Риск экспроприации собственности отбивает у людей охоту инвестировать, ограничивает использование собственности как капитала, и, в конечном счете, снижает производительность экономики. Всё это подтверждается многочисленными эмпирическими исследованиями в разных точках земного шара.
Другими словами, защита прав собственности создает, как выражаются экономисты, хорошие стимулы. Это справедливо и для самых сложных институтов — защиты прав инвесторов или акционеров компаний, и для самых простых — физической неприкосновенности жилища и имущества.

Программа реновации, предложенная московским правительством, изначально исходила из того, что компенсация собственникам может просто сводиться к предложению квартиры большей площади в новых домах в похожих районах. Вице-премьер Дмитрий Козак на парламентских слушаниях по этому вопросу даже заявил, что права собственности на квартиры не нужно абсолютизировать — мол, иначе можно дождаться того, что эти дома сами развалятся. Получается, если большинство жителей дома выскажется за реновацию, то их соседям, голосовавшим против, придётся подчиниться и отдать свою собственность — пусть и в обмен на вроде бы равнозначную компенсацию.
Но дело в том, что право собственности на жильё в современной городской среде — это право не просто на несколько десятков квадратных метров в бетонной коробке. Это ещё и сопутствующие социальные связи, среда и образ жизни, которые сложно оценить в денежном эквиваленте. Эта подводная часть айсберга может достигать огромных размеров (вспомните, например, известный мультфильм «Вверх!»). Компенсировать потерю всего этого гораздо сложнее. Общество вынуждено решать дилемму: насколько большую компенсацию предлагать переселяемым собственникам? Кто за это должен платить?

У любой компенсации должны быть свои пределы, ведь и собственник может злоупотребить своим положением в том случае, когда для реализации проекта нужно единогласное согласие всех участников (может быть, это и имел в виду вице-премьер Козак?) Тогда владелец участка земли или квартиры в жилом кондоминиуме может сознательно завышать стоимость своей оценки имущества, фактически накладывая вето на проект. Однако в любом случае это конфликт между сокращением издержек проекта и долгосрочными последствиями потери уверенности в надежности прав собственности, и решений, которые устроили бы абсолютно всех, здесь не существует.
Проекты вроде нынешней программы реновации практиковались в других странах и раньше. Масштабное изъятие территорий жилых кварталов и переселение граждан для проектов городского развития активно практиковалось, например, в американском Детройте. В 80–90-х годах прошлого века дома, церкви и магазины могли сноситься для строительства заводов, частных клубов и даже казино. В конечном итоге эта практика была признана экономически неэффективной. У горожан просто не существует возможности заставить власти исполнить в полной мере обещания, которые те давали, когда изымали землю и недвижимость.

Защищенные права собственности — еще и основа для формирования гражданского мировоззрения. Исследование Рафаэля ди Теллы с соавторами свидетельствует о том, что сквоттеры (то есть люди, самовольно занимавшие покинутое жильё), получившие в конце концов защищённые судом титулы собственности, более склонны верить в эффективность свободных рынков и индивидуальные достижения, чем их менее удачливые соседи. В конечном итоге это может существенно повлиять на расклад политических сил.

Это можно видеть и на примере России. Значительная часть населения России (как, кстати, и многих постсоветских стран) разделяет мнение о несправедливости приватизации 90-х годов прошлого века. Это мешает признанию в нашей стране легитимности частной собственности (самое известное исследование на этот счет так и называется: «Все ненавидят приватизацию»). В первую очередь это касается крупных капиталов, но в результате снижается качество защиты прав собственности вообще.

В результате с высказыванием о том, что не нужно нам абсолютизировать право собственности, согласны десятки миллионов россиян. Лишь около трети наших сограждан считают, что такое право входит в число наиболее важных прав человека. В сознании россиянина оно находится примерно на том же уровне, что и «право на гарантированный государством прожиточный минимум» и заметно уступает, например, «праву на хорошо оплачиваемую работу по специальности». Распространенность таких патерналистских убеждений, конечно, препятствует отстаиванию имущественных прав.

Неверие в справедливость распределения и, может быть, справедливость частной собственности вообще — одна из составляющих устойчивой картины мира. Пол Доуэр и Андрей Маркевич обнаружили, что сопротивление крестьян столыпинской земельной реформе в начале XX века, которая подразумевала наделение крестьян личной собственностью на землю, положительно связано с недовольством приватизацией в новейшей истории России. Выходит, за прошедшую сотню лет не появилось критической массы россиян, которые были убеждены в пользе хорошей защиты прав собственности. В таких условиях издержки экспроприации остаются низкими, и порочное равновесие «незащищенная собственность — низкая эффективность экономики — низкий спрос на защиту собственности» воспроизводится снова и снова.

Эффективно действующие права собственности вполне могут вызывать неудобства. При реализации той же программы реновации приходится учитывать все мнения, искать решения, которые устраивали бы если не абсолютно всех, то хотя подавляющее большинство, на что требуются и время, и силы, и часто — деньги. Можно эти права и не абсолютизировать, решая переговорные проблемы с помощью экскаватора, но в долгосрочном периоде подобные решения окажутся не такими дешевыми, как на первый взгляд.

Владимир Иванов «OpenEconomy»

Tags: права человека, реновация, собственность
Subscribe

Posts from This Journal “реновация” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments