?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Слушания и переговоры о судьбе Моста
olga1982a
«В любом случае лучше говорить, лучше пытаться договорится, лучше пытаться найти общее решение. Даже если все попытки закончатся крахом, всё равно это не зря потраченное время.»

Фото Каринэ Ковхаевой.

В департаменте не звери работают
Как прошли общественные слушания о реконструкции моста, на котором убили Бориса Немцова.

7 марта в Москве прошло общественное обсуждение капитального ремонта Большого Москворецкого моста. Планируется, что ремонт начнется в мае 2017 года. На слушания пришли примерно 30 активистов, регулярно дежурящих на мосту возле самодельного мемориала на месте убийства политика Бориса Немцова. Они считают, что ремонт связан с желанием мэрии избавиться от мемориала — и потребовали учитывать его в проекте работ. Руководитель «Гормоста» Юрий Иванков настаивал, что ремонт проводится по инженерным, а не по политическим причинам.

7 марта в офисе государственного учреждения «Гормост» в Москве прошло общественное обсуждение государственного контракта на право выполнения капитального ремонта Большого Москворецкого моста стоимостью 3,2 миллиарда рублей. В душной комнате собрались 60 человек; примерно половина — активисты, которые дежурят возле спонтанно возникшего на мосту мемориала на месте убийства оппозиционного политика Бориса Немцова в феврале 2015 года.



На входе охранники отбирали у участников обсуждения записывающие устройства, поскольку боялись «присутствия неидентифицированных СМИ», как пояснил «Медузе» мужчина со значком «Яблока» на пиджаке. Ему самому не позволили пронести планшет.

Слушания открыл руководитель «Гормоста» Юрий Иванков, который рассказал, что мост сильно износился за 80 лет (современный мост был построен в 1938 году): «Представляете, на какую нагрузку его рассчитывали в 1930-х годах? Тогда танки были 45-50 тонн, сейчас парад идет — танки по 100 тонн!»

Иванков включил презентацию с описанием предстоящих работ и фотографиями инженерных конструкций моста, покрытых налетом и ржавчиной. «Главная беда — вода и перепады температур. С виду-то мост вроде ничего, потому что мы за ним следим. А внутри — сами видите. Кстати, если кто не верит, я могу вас туда сводить, — Иванков посмотрел на участников слушаний. — Всю облицовку, гранит — мы снимем, мост полностью „разденем“ и все восстановим».

Пока Иванков говорил, в зал вошли несколько мужчин в шарфах черно-оранжевых цветов и надписью Serb. Двое из них достали фотоаппараты и начали снимать происходящее.

Слово взял Андрей Барбинов, руководитель ООО «Гвин-пин», которое готовило проектную документацию для капитального ремонта. Барбинов сказал, что его компания «занимается мостом» с 2005 года, после чего углубился в технические детали предстоящих работ. «Работы у нас предусмотрены в две очереди, с закрытием половины моста и движением в две полосы на свободной части. Пешеходы тоже будут проходить по свободной стороне», — заявил Барбинов; его слова вызвали оживление в комнате. Он также добавил, что, скорее всего, сначала отремонтируют верховую сторону моста (именно там расположен мемориал Бориса Немцова), однако «подрядчик может изменить планы».

Барбинов сообщил, что ожидаемую продолжительность ремонта удалось сократить «за счет оптимизации» с 27 месяцев до 14. Работы, по его словам, должны начаться в мае 2017 года.

— Людей волнует судьба сложившегося на мосте мемориала. Скажите, есть ли возможность включить его в проект? — спросил кто-то из участников.

— Я видел этот мемориал, частенько там бывал… На мосту, я имею в виду, — сказал Барбинов. — Мемориал должен быть в официальном порядке зарегистрирован и легализован. В этом случае возможность установить его есть. А сейчас мы его включить просто не имеем права.

— Хотел бы отметить, — подал голос мужчина в черно-оранжевом шарфе, — мы подавали запрос в департамент культуры Москвы, и там четко сказали, что нет оснований для узаконивания мемориала. То есть нахождение людей, цветов противоречит всем законам. Более того, наш депутат проходил по мосту, люди, которые там стоят, на него набрасываются.

В этот момент в комнате разом заговорили практически все присутствующие: «Не городите ерунду!», «Вас не перебивали!», «Артист погорелого театра!» «Тихо! — крикнул Иванков. — Я в политику здесь превращать ничего не буду! Я пригласил людей, чтобы объяснить, почему мост надо ремонтировать! Не надо мне тут политические дрязги! Цветы — это не главное. Как сказал президент: пусть лежат — так и будут лежать» (Путин говорил это в ходе «прямой линии» в 2015 году).

Вновь посыпались взаимные оскорбления.

В конце концов, Иванкову все-таки удалось успокоить присутствующих, и он вернулся к техническим подробностям. «Правительством и инженерными службами принято решение мост ремонтировать. И мы его отремонтируем! Чтобы пропустить технику на парад, и чтобы мы не боялись каких-то ненормальных ситуаций. Если что-нибудь там завалится, вы представляете?» — подвел итог руководитель «Гормоста».

После окончания собрания руководитель «Гормоста» пригласил к себе в кабинет двух активисток. Они представились корреспонденту «Медузы» Ириной Русановой и Каринэ Ковхаевой.

— Вы понимаете, есть же вопросы безопасности! В это ведро с цветами полкилограмма аммонита кто-то положит — и как шарахнет. На весь мир мы с вами прославимся. Еще и людей побьем, вас, не дай бог, заденет, — обратился к ним Иванков.

— Да, мы пострадаем, конечно… — согласились они.

— Пострадает, прежде всего, руководитель! — вступил первый заместитель руководителя департамента ЖКХ Москвы Игорь Полевой, который тоже присутствовал при разговоре. — У него персональная ответственность!

— Мы же регулярно цветы убираем, сортируем, убираем. И там всегда есть как минимум два человека, — сказали активистки.

— Вы понимаете, я по регламенту должен вообще убрать все, потому что у меня там официально никакого мемориала нет.

— Но Владимир Владимирович же сказал, что пускай лежат…

— Он-то про цветы говорил! Но там и портреты, и плакаты, и журналы с разными призывами… Ладно, вы напишите мне заявление, что хотите, на мосту, например, 15-20 букетов, столько-то портретов. Мне что разрешат — ФСБ, полиция, ФСО, департамент ЖКХ — того я и буду придерживаться. Оставьте мне свои телефоны, — Иванков взял со стола блокнот, — я же вижу, что с вами можно координировать, а то пришли люди в прошлый раз, давай кричать всякое.

— Мы же не против вашей деятельности, — добавил Полевой. — Вы что думаете, в департаменте звери работают?

Корреспондент Евгений Берг «Медуза»

Фото Николая Игрокова.

Мы с Каринэ случайно попали сегодня на приём к Иванькову. Поскольку на слушаниях "политические" вопросы и вопросы мемориала пресекались, мы подошли к нему, когда он выходил из зала и спросили, как можно записаться на приём. Он, неожиданно, предложил пройти с ним в секретариат. По дороге к нам присоединился молодой человек.
Пока шли по коридорам, мы попросили уделить нам немного времени и он завёл нас в свой кабинет. Ещё был приглашен один важный сотрудник гормоста, лицо его мне знакомо, но не Воропаев.

Мы обозначили следующие вопросы:

1)что их не устраивает в мемориале (при том, что ВВП разрешил цветы ).

2) почему бригада действует ночью и выкручивает руки дежурным.

3) возможность на время ремонта, переноса мемориала на противоположную сторону моста.

Ответы:

1) с ВВП согласны-цветы можно; не устраивает мусор, опасность подброса с цветами тротила. Мы привели контр аргументы по порядку и безопасности на мемориале, которые обеспечивают круглосуточно ответственные дежурные.

2) ответили оба, что люди в бригаде руки не выкручивают, просто выполняют свою работу. По поводу того, почему это происходит ночью-не ответили.

3) ни утвердительно, ни отрицательно не ответили. Сказали, что будут решать. Молодой человек оказался журналистом Медузы. Он тоже задал вопрос касательно мемориала. В результате Иваньков предложил написать на его имя письмо с нашими предложениями по облику мемориала. А он согласует наши условия с МВД, ФСБ, ФСО. Ну и не возражает об установке мемориально таблички и советует обращаться в мэрию. В конце попросил наши телефоны (журналист тоже свой дал) и дал нам свой мобильный телефон.

Как письмо будет готово, попросил связаться с ним.

© Ирина Русанова

Фото Каринэ Ковхаевой.

7 марта 2017 года… Завтра праздник. А сегодня, сегодня состоялись слушания о капитальном ремонте Большого Москворецкого моста.
Решила обязательно пойти. Я всё понимаю. Понимаю, что ни на что повлиять не получится, понимаю, что вполне возможно, нам будут лгать. Понимаю, что велика вероятность, что не пустят в Гормост. Понимаю, но нужно идти, нужно, что бы нас там было как можно больше. Нужно задавать вопросы, даже если ты ну ничего не понимаешь в мостостроении.
Поехала… Выхожу из метро. И тут начало меня водить. Где этот злосчастный переулок. Обежала всю округу, а меня посылают то в одну сторону, то в другую… Наконец то нашла, но уже опаздываю. Вхожу, а там очередь в проходную. Выписывают пропуска. Из паспорта выписывают все-все данные. Ну как же важнейшее государственное учреждение! В коридоре Гормоста полиция, которая вежливо направляет меня в нужный зал. Зал не большой, человек на 50-т. Слушания уже начались, люди толпятся в дверях в коридоре. Выступает глава Гормоста Иванков. Говорит, что ремонта не было ни разу, а мост построен в 1938 году. Да, скорее всего так, где то в Интернете читала про это. Очень хочется написать про проклятый режим, но ремонтировать мост, скорее всего, нужно в любом случае. Другое дело, что власти могут воспользоваться этим. Может быть, я не права и спорить не буду.
Нам показывают жуткие фотографии прогнившего изнутри моста. Немцов мост это? А может быть ещё какой то?
Рассказывают про то, как будет проходить ремонт, говорят о всяких технических вещах, в которых я ничего не понимаю. Эх, нужен сюда знающий человек…
Что я поняла:
- ремонт начнётся в мае. После парада. Какого точно числа ещё не известно;
- ремонт будет длиться 14 месяцев (вместо 27). Т.е. на время выборов и на время чемпионата мира по футболу нас уберут с моста;
- сначала будут ремонтировать одну сторону моста, потом другую. Это хорошо. Можно будет стоять на другой стороне моста, пока ремонтируют нашу сторону;
- хотят (по крайней мере, говорят, что хотят) оставить внешний вид моста абсолютно таким же как и сейчас.
Это наверное основное.

Фото Каринэ Ковхаевой.

Люди начали задавать вопросы.
А тут и НОДовцы сидят. Когда пошли вопросы о мемориале загалдели: их болезных там избивают.
Выступающие очень напряжены, думаю, это не совсем стандартная для них ситуация.
Я тоже задала какой то вопрос. Многие из наших, из дежурных моста, задают вопросы, что то уточняют, чем то возмущаются.
Много вопросов про мемориал. Иванков (глава Гормоста) говорит: «Я очень сочувствую родным и близким погибшего Немцова». Уже хорошо, хотя бы сказал….

Фото Каринэ Ковхаевой.

Слушанья продлились чуть больше часа. Люди стали расходиться. Тут рядом со мной оказывается Ира. Мы видим, что в нашу сторону (а мы стоим около выхода из зала) идёт Иванков – глава Гормоста. Он, конечно, идёт не к нам, он просто выходит из зала. Тут Ира говорит:
- Давай попросим, что бы он записал нас на приём.
Я говорю:
- Давай.
Нужно сказать, что записаться к нему на приём практически не возможно.
Мы к нему, так и так. Он говорит:
- Пойдёмте.
Выходим из зала, а там полиции… Чувство, что мы собираемся захватывать госучереждение. А мы ни сном, ни духом.
Идём по небольшому коридорчику за Иванковым. Он поворачивает на лестницу, а там охранник. Нас не пускают. Иванков поворачивается и приказывает:
- Пропустите, это со мной.
За нами увязался какой то молодой человек. Кто такой? Мы его не знаем. Но это не важно, главное записаться на приём.
Поднимаемся и спускаемся по каким то лестницам. Оказываемся в маленькой приёмной. На двери надпись: «Руководитель Юрий Анатольевич Иванков». Около двери секретарша за стойкой.
Думаем: «Сейчас запишут на приём и отпустят». Нет. Он открывает дверь кабинета и говорит: «Проходите».
Мы втроём оказываемся в кабинете одного из самых главных и непримиримых врагов Мемориала Немцова – Иванкова. Потом заходит ещё один человек, знакомое лицо, но вспомнить кто, так и не смогли. Было впечатление, что от силовиков. От него исходили волны агрессии.
Начали разговор. Мы предъявили свои требования или просьбы: что бы не грабили, что бы не разоряли мемориал, что бы не применяли силу, что бы не ликвидировали мемориал во время ремонта и после него.
Они говорили о своём: а вдруг у вас тротил в вёдрах, у вас цветы завядшие, очень много политики.
Говорили в основном спокойно и по–деловому, пытались донести до них свои идеи. Конечно вряд ли. Но лучше разговаривать и пытаться налаживать хоть какие-то связи.
Говорили не долго. Попрощались. Может быть, будем дальше общаться.
Верю ли я в результативность этой встречи. Нет, но в любом случае надо разговаривать и пытаться донести свои идеи до окружающих.
А кроме того, если не удастся договорится, то у нас всегда будет весомый аргумент: «Мы пытались. Мы сделали всё. Не наша вина, что не вышло».
Кстати, молодой человек оказался корреспондентом Медузы и его статья уже готова.
Всё, мы выходим на улицу. Там стоит группа наших друзей. Направляемся к ним и говорим:
- Мы были на приёме у Иванкова.
Они воспринимают это как шутку. Потом верят, и начинаем обсуждать информацию, полученную во время слушаний.
Вот такой был день в Гормост и на приёме у «высокого чиновника», к которому попали случайно.
Кстати, я не верила, что нас пустят на слушания и с утра заготовила плакат, думаю, вдруг придётся пикетировать Гормост. Он не пригодился и это, наверное, хорошо.

Фото Каринэ Ковхаевой.

Ещё раз, я не питаю иллюзий, но в любом случае лучше говорить, лучше пытаться договорится, лучше пытаться найти общее решение. Даже если все попытки закончатся крахом, всё равно это не зря потраченное время.
Фотографии Аллы Наумичевой.

© Каринэ Кавхаева



Posts from This Journal by “Большой Москворецкий мост” Tag

  • Унылая пора

    Москва Воскресенье 10 ноября 2019 Большой Москворецкий мост Осень, светает всё позже. Утренним дежурным выпало пять минут тусклого дня без…

  • Прекрасная ночь без дождя

    Москва Ночь с воскресенья, 10 ноября, на понедельник, 11 ноября 2019 Большой Москворецкий мост Облачно, ветер слабый. В 23.00 волонтёры сдали…

  • Без дождя

    Москва Суббота 09 ноября 2019 Большой Москворецкий мост Вечернее дежурство. Похолодало. Температура днём не поднималась выше отметки +4°C.…



  • 1
Они то все отлично понимают,но заказчик погромов сидит очень высоко,с ним не поспоришь

нужно искать компромисс.

А кстати,чего они танки вспомнили,они по мосту не идут,с Васильевского сворачивают на набережную)))))

А хрущёвки как ломать? Только танками. Не до парадов.

Быстрее разбомбить))))

Самолётам летать над городом нельзя, а к танкам привыкли.

Как это нельзя,все время их вижу,летают где хотят)))))

Это кому надо летают, а бомбардировщикам нельзя.

Тогда только мирными танками)))))

  • 1