?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
«Пещерная Россия» часть 2
olga1982a
«Давайте лучше перейдем к поповедению. У нас сегодня — «сегодня» я говорю условно — в эти дни два замечательных святых, которые должны служить образцом для подражания. Это эталоны человеческого поведения, которые предлагает нам церковь. Во-первых, сегодня у нас (либо сегодня, либо вчера, либо завтра) – некто Иоанн Новгородский. Вот был такой святой, который прославился тем, что ему удалось запереть в рукомойнике демона. И этот демон плескался, и вся братия собиралась и прикладывала к рукомойнику ухо, потому что демон бесновался и плескался.



Но демон отомстил Иоанну Новгородскому, потому что в келье у Иоанна Новгородского стали обнаруживать женское бельишко и всякие вещи. А на недоуменные вопросы Иван Новгородский говорил, что «это мести демона, который, таким образом, мне мстит за заточение в рукомойнике»...»


ПЕРСОНАЛЬНО ВАШ
интервью Александра Невзорова (часть вторая)


А.Нарышкин
– 15.35. Мы продолжаем. «Персонально ваш» сегодня Александр Невзоров. Рядом с ним в Санкт-Петербурге, в отеле «Гельвеция» Виталий Дымарский. Здесь, в московской студии «Эхо Москвы» — Соломин и Нарышкин, оба Алексеи.

Слушайте, Александр Глебович, забыли вас поздравить с вашим новым депутатом ЗакСа. Он молодой, 21-летний элдэпээровец Виктор Сысоев. Слышали про такого?

А.Невзоров
― Нет, не слышал пока.

А.Соломин
― Самый молодой депутат.

А.Нарышкин
― Замечательное интервью.

А.Невзоров
― А, который честно сказал, что он собирается заниматься ничем.

А.Нарышкин
― Да-да-да. Который предложил репортеру «Фонтанки» придумать свою программу самостоятельно.

А.Невзоров
― Замечательно! Это свидетельство того, что в выборах участвовали как раз те люди, которые было совершенно безразлично, кого выбирать и которые готовы были под маркой «Пещерной России» выбрать кого угодно.

В Дымарский
― Он футболист.

А.Нарышкин
― Я только хотел добавить. История получила продолжение. Понятное дело, что вы еще хлебнете, наверное, в Санкт-Петербурге с этим депутатом. Жириновский говорит, что перевоспитают они этого 21-летнего депутата. Просто он объясняет в интервью телеканалу Life: «Это молодое поколение, и они очень быстро стали самостоятельными. Просто смутился человек». Так что зря там Дымарский говорит, что это футболист…

В Дымарский
― Нет, я очень хорошо к спортсменам отношусь, я не могу к ним плохо относиться даже в силу семейной истории.

А.Нарышкин
― Я знаю, да.

А.Невзоров
― А я не отношусь к ним никак. Мне, честно говоря, все равно.

А.Нарышкин
― У него, кстати, и мама – Любовь Егорова – знаменитая лыжница, олимпийская чемпионка.

А.Невзоров
― Да и ладно. Чего мы обсуждаем?

А.Нарышкин
― И тоже, кстати, депутат Государственной думы.

А.Невзоров
― Да и хорошо. Давайте лучше перейдем к поповедению. У нас сегодня — «сегодня» я говорю условно — в эти дни два замечательных святых, которые должны служить образцом для подражания. Это эталоны человеческого поведения, которые предлагает нам церковь. Во-первых, сегодня у нас (либо сегодня, либо вчера, либо завтра) – некто Иоанн Новгородский. Вот был такой святой, который прославился тем, что ему удалось запереть в рукомойнике демона. И этот демон плескался, и вся братия собиралась и прикладывала к рукомойнику ухо, потому что демон бесновался и плескался. Но демон отомстил Иоанну Новгородскому, потому что в келье у Иоанна Новгородского стали обнаруживать женское бельишко и всякие вещи. А на недоуменные вопросы Иван Новгородский говорил, что «это мести демона, который, таким образом, мне мстит за заточение в рукомойнике».

В Дымарский
― Это такая версия «Старика Хоттабыча».

А.Невзоров
― Кончилась история тем, что количество дамских вещей в келье превысило всякие приличия. И новгородцы, вытащили его, связали Иоанна, посадили его на плот и отправили по течению Волхова, как на странно, прямо в объятия канонизационной комиссии, которая тоже решила, что такого святого именно и недоставало.

А.Соломин
― Знаете, вопрос какой остается? В связи с большим количеством одежды, которая появлялась у него в келье, вопрос: куда он девал дев? Если он демона в рукомойнике запер, а дев-то куда сплавлял?

А.Невзоров
― Да, к тому же еще, в общем, концентрированная серная кислота еще не была открыта. Удивительно. Но, поскольку в житии об этом ничего не сказано, мы не имеем право додумывать.

А второй святой, он более знаковый…

А.Нарышкин
― Более святой.

А.Невзоров
― Более страшный. Это некто Иосиф Волоцкий. Это человек, с которого началась российская инквизиция, потому что именно при Иосифе Волоцком… он прославился полной свирепостью даже, кстати, по отношению к собственной матери, которая тоже, будучи монахиней, приползла в монастырь Иосифа Волоцкого и просила у сына свидания. Сын ей отказал под предлогом того, что ни одна женщина не должна переступать порог монастыря.

Но дело даже не в этом. Это его проблемы, его личной жизни.

Но вот с него тогда пошла традиция сожжения и пыток инакомыслящих. Дело в том, что именно при Иосифе Волоцком впервые в России в те годы возникло что-то похожее на свободомыслие, на желание читать книжки и их переводить. Тогда это называлось «новгородская ересь». Но после, для того, чтобы придать этому свободомыслию наиболее омерзительный окрас, ее обозвали «жидовской ересью». И, по сути, это было просто уже настоящее, естественно, в рамках религии вольнодумство, которое могло бы открыть России дороги и в реформацию и какие-то хорошие, настоящие пласты познания хотя бы в рамках церковщины. Это тоже возможно, как ни странно. То есть в очень многих странах познание шло – и философское и гуманитарное – именно этим путем. Не важно, каким путем — важно, что шло.

Вот Иосиф Волоцкий как раз сделал все, что бы тех, кто осмелился переводить, читать книжки, начали бы жечь, пытать, отрубать носы, отрубать руки. И вот, скажем так, его можно считать и родоначальником русской инквизиции, которая была и была представлена, поверьте, в достаточном объеме; и родоначальником теории, что церковь должна купаться в роскоши. Потому что одним из основных пунктов представления Иосифа Волоцкого о прекрасном, было то, чтобы у церкви было как можно больше земель и имущества.

В Дымарский
― Наш слушатель, между прочим, вносит вклад в поповедение. Евгений из Пензы пишет: «Этот обычай на Руси зовется с тех пор…»

А.Соломин
― Осторожно.

В Дымарский
― Естественно. Скажем так: «Попал как хрен в рукомойник».

А.Невзоров
― Понятно.

В Дымарский
― Продолжаем поповедение.

А.Невзоров
― У нас там, конечно, висит эта вся история с Грозовским, но мы трогать ее не будем.

В Дымарский
― Не будем пока. Там какую-то комиссию общественную создают.

А.Невзоров
― Когда появится, скажем, абсолютно следственная ясность. Но нам ее и не надо трогать, потому что тут в Томске совсем, в общем, уже доказательно и однозначно все-таки попик очередной отпедофилировал девочку то ли 10-ти, то ли 12-ти лет. Девочка пела в церковном хоре вся из себя на таких голубых глазах, ребеночек пришел помогать протирать иконки и петь в хоре. Тут же нашелся какой-то попик, который бодро ее отпедофилировал, и сейчас возбуждено уголовное дело. Это Томск. Я думаю, что такие случаи будут возникать, как только падут оковы, как только в отношении РПЦ будет дана отмашка государственным СМИ, количество история с педофилами в церкви будет значительно больше, чем у католиков.

В Дымарский
― Но тем временем государство продолжает передавать РПЦ объекты, недвижимость, я бы сказал даже. И Сампсониевский собор, построенный, кстати говоря, 300 лет назад во славу и в честь победы под Полтавой. Все документы сейчас вроде готовы или почти готовы…

А.Невзоров
― Ну и что, что под Полтавой? Ну и что, что 300 лет назад?

В Дымарский
― Главное, что передают РПЦ очередной объект. И сейчас, собор, по-моему, входит в музейный комплекс Исаакиевский собор.

А.Невзоров
― Возможно. Пусть по этому поводу цапаются музейщики с попами. Они все равно уже давным-давно спелись и серьезного сопротивления музейщики не оказывают.

В Дымарский
― Ну, как? Оказывают, неправда.

А.Невзоров
― В конце концов, судьба того или иного культового здания меня, честно говоря, мало беспокоит. Ведь поймите, почему существует рынок религиозных услуг в России – потому что есть желающие платить, есть способные платить, есть люди, готовые оплачивать произведения всех этих магических, мистических действий, все это пение, всю эту нестриженность, антисанитарию в виде причастия. Если этот рынок есть, пусть существует по своим саморегулирующимся законам. Если есть молитвенное здание – так отдайте вы его этим верующим. Вот вам за каким чертом это Сампсониевский собор?

В Дымарский
― Почему? Если это музей, я туда приду, а если это не музей, я туда не пойду. Вот и всё.

В Дымарский
― Ну, значит, одним музеем в вашей жизни будем меньше. Я надеюсь, Дымарский, что мы еще увидим музей атеизма в Казанском соборе. Вот тогда мы с вами туда сходим вместе. Я думаю, это будет неплохой день.

А.Нарышкин
― Есть замечательный повод у Александра Невзорова похвалить сегодня нового министра образования Ольгу Васильеву. Она сегодня пообещала, что она вернет астрономию в школьную программу. Правда, она не уточнила, когда это произойдет, но вот на сто процентов, она говорит – вот сто процентов, появиться. Пожалуйста, хвалите.

А.Невзоров
― Феерически лицемерное заявление.

А.Нарышкин
― Почему?

А.Невзоров
― По одной простой причине. Поймите, профессиональный астроном, ученый не в состоянии преподавать астрономию в школе. Для того, чтобы вернуться к преподаванию астрономии, необходимо будет в течение несколько лет готовить педагогический штат, Необходимо будет направлять на…

А.Соломин
― Марс?

А.Невзоров
― На профподготовку и на переучивание откуда-то взявшихся педагогов, которые теперь будут вынуждены нелепые и тяжелые для них слова типа эксцентриситет или флоккулы спикулы…

А.Соломин
― Так надо этим заниматься или нет?

А.Невзоров
― Вообще, конечно, астрономия – это основа правильного мировоззрения. И если дети будут много или, по крайней мере, хоть сколько-нибудь знать об астрономии, понятно, что никакая религиозная зараза к ним уже просто так не пристанет, с такой легкостью, с какой она пристает сейчас. Конечно, это великолепное дело, но я подозреваю, что дама лицемерит в надежде на то, что выяснится, что это абсолютно невозможно.

В Дымарский
― Я помню, когда после полета Гагарина это был главный аргумент у Хрущева, он говорил: «Вот видите, Гагарин слетал, никого там не увидел – Бога нет».

А.Невзоров
― Глупейший довод, который нельзя было приводить, который дискредитировал атеизм, достойный Хрущева, его тапок, его кукурузных початков и вообще всего этого бреда.

В Дымарский
― А вот смотрите, по поводу веры. Вот Федор Конюхов хочет установить крест, знаете где? В Мариинской впадине.

А.Соломин
― В Марианской в падине.

А.Нарышкин
― По Фрейду оговорка у Дымарского.

А.Невзоров
― Мариинская впадина – это у нас театр такой есть.

В Дымарский
― А я Мариинская сказал? Я прошу прощения.

А.Невзоров
― Мариинская впадина – для бюджетных денег вы были точны.

И, конечно, это желание является откровенным свинством. Потому что надо понимать, что какой-то странный турист на дне Марианской впадины, желающий там водрузить крест во имя как бы собственного тщеславие и непонятных убеждений, занимает чье-то место. Возможность опуститься в Марианскую впадину настолько дорогое, драгоценное для исследователей…

В Дымарский
― А это возможно теоретически?

А.Невзоров
― Это, вообще, несколько раз делали. И это делал даже Камерон. Это ведь было несколько экспедиций.

В Дымарский
― Кусто, нет?

А.Невзоров
― Многие делали. Это важнейшая вещь. Но допустить, что какой-то турист бородатый и со странными религиозными представлениями займет место в Марианской впадине, которое могли занимать в этот момент ученые, исследователи морского дна, поверьте, там есть что исследовать, поскольку это одно из самых неизвестных для нас в мире мест.

А.Нарышкин
― Подождите, но мы же в космос отправляем туристов и считаем, что это признак какого прогресса, признак того, что инфраструктура на Земле готова к тому, что простые люди – их тренируют, и они могут отправляться как обыкновенные люди…

В Дымарский
― Очень простые люди, которые платят по несколько миллионов долларов.

А.Невзоров
― Во-вторых, они там, в общем, не занимают ничьего места, потому что…

В Дымарский
― Космос бесконечен.

А.Невзоров
― Нет, надо понимать, что они летают достаточно близко. Все это называется космосом весьма условно, что это не так далеко кармановской линии. И называть это всерьез космическими полетами… Это все, грубо говоря, окрестности Земли.

А.Нарышкин
― В любом случае дальше, чем впадина.

А.Невзоров
― А вот Марианская впадина – это важнейшая… Какое дальше? Какое дальше, дорогой мой? Сравните высоту орбит средних и глубину Марианской впадины.

А.Соломин
― 11 километров, по-моему.

А.Невзоров
― НРЗБ Вы получите глубину Марианской впадины гораздо превышающую дежурные орбитки.

А.Соломин
― У нас самолет – 10 километров у них эшелон, высота.

А.Невзоров
― Но проникновение в Марианскую впадину гораздо более трудоемкий и важный процесс, чем любой этот стандартный даже суборбитальный какой-то полетик. Поэтому очень жалко, если туда этого бородача пустят.

А.Соломин
― Разрешите обещанный вопрос от Василия Уткина.

А.Невзоров
― Уткина уважаю, да.

В Дымарский
― Давай быстро просто про переворот в ЛНР, о котором говорит Игорь Плотницкий. И что-то произошло с музеем Новороссии.

А.Невзоров
― Здесь в Питере был обыск и оперативные действия в так называемом музее Новороссии. На самом деле, это такой грязный подвал, где всякие атрибуты и всякие сувениры с бандитского Донбасса…

А.Нарышкин
― А вы там были?

А.Невзоров
― Как сказать… был. Я, по крайней мере, видел все фотографии и видел все видеозаписи. Меня этот вопрос, как вы знаете, интересовал. Но надо сказать, что, может быть, для кого-то в России стало доходить, что если сепаратизм — это преступление — а именно по российским законам сепаратизм является преступлением, вот как, например, убийство является преступлением — пропаганда убийства вне зависимости от того, где оно совершается – здесь, в Турции, в Мозамбике или в Америке – в равной степени преступление. И пропаганда сепаратизма – это тоже преступление вне зависимости от того, где этот сепаратизм совершается: здесь или на Донбассе.

И вот все сторонники донбасских уголовников, они сейчас окажутся весьма в двусмысленном положении перед законом, потому что они – проповедники сепаратизма. И не случайно оперативные действия производились в так называемом музее ДНР.

А что касается переворота, поймите, из-за чего все началось? Все началось из-за того, что возникла возможность на какой-то территории запустить, прежде всего, руки в национальное хранилище украинского банка. Вы же понимаете, сколько там было денег и понимаете, как можно было эти деньги делить и делить их достаточно долго. Это не всегда легкая работа – делить деньги. Поэтому вполне понятно, между делящими возникают периодически разногласия, которые заканчиваются пулей теменной или затылочной кости. Давайте к Уткину…

То есть там нет переворота. Там никакой подоплеки.

В Дымарский
― Плотницкий говорит, что даже он не исключает, что ведут… в Россию…

А.Невзоров
― И правильно не исключает. Какой догадливый дяденька.

В Дымарский
― Что это даже, может быть не Украина, а Россия.

А.Невзоров
― Я надеюсь, что он со своей догадливостью недолго пробегает.

А.Соломин
― Вопрос от нашего слушателя Василия Уткина. «Вот интересно, — пишет он, — узнать, что Александр Глебович, как хакер, думает о русских флибустьерах, — далее он ставит запятую и пишет – то есть, наоборот».

В Дымарский
― Что флибустьер думает о хакерах.

А.Невзоров
― Я флибустьер информационного моря, но, насколько я понимаю, хакеры занимаются немножко другим делом. Но у меня они ничего, кроме симпатии глубочайшей и уверенности в том, что им нужно продолжать совершенствовать собственное ремесло, конечно, не возникло. Я всегда за все подобное. Не будем маркировать это каким-нибудь дурацким, ничего не значащим словом «плохой». Я всегда за это.

Когда меня спрашивают, можно ли читать чужие письма, я говорю: «Нет, читать чужие письма ни в коем случае нельзя, но можно перлюстрировать».

А.Соломин
― То есть ФСБ, которая хочет дешифровывать вашу переписку, в общем, тоже у вас не вызывает какого-то отторжения?

А.Невзоров
― Нет. У меня не вызывает никакого отторжения по одной простой причине: у меня нет переписки, поскольку у меня, в отличие от вас всех, нет ни электрического адреса, ни аккаунта в соцсетях, вообще, ничего нет.

А.Нарышкин
― И телефон проводной, да, как раньше?

А.Невзоров
― Нет, телефон у меня не проводной. Я даже умею писать эсэмэски.

В Дымарский
― А порносайты смотрите?

А.Невзоров
― Нет, а что с порносайтами?

В Дымарский
― Запретили.

А.Невзоров
― Что, мы больше не увидим лица Яровой и Жириновского?

В Дымарский
― Нет.

А.Невзоров
― Ай-яй-яй-яй! Как же мы будем жить дальше?

В Дымарский
― Ну что, будем жить дальше или как? Дорогие друзья, завершаем?

А.Соломин
― Да. Виталий Дымарский из Санкт-Петербурга с Александром Невзоровым. В московской студии — Алексей Нарышкин и Алексей Соломин. Всем спасибо!

«Эхо Москвы»
Начало ЗДЕСЬ


Posts from This Journal by “Александр Невзоров” Tag

  • Ордена и медали

    Блог Атеиста

  • РПЦ не имеет автономного статуса

    «Как это получилось, я подозреваю, что Гундяев и сам не знал этого пикантного факта и теперь скандалище уже будет не удержать в берегах и русле.…

  • Поломка мышления

    Наша Канада ... любая война — исключительный по своей универсальности инструмент решения самых разнообразных проблем. Очень часто к войне…